Социальная сеть трудовой взаимопомощи
Значительную часть жизни нам приходится отдавать работе. Наше время спрессовывается в обезличенные денежные знаки, которых постоянно не хватает для осуществления наших желаний и потребностей. Antijob - это не только черный список работодателей и отзывы о работодателях, но и место для координации сил в классовой борьбе. Манифест

Компании готовят списки неустойчивых к стрессу сотрудников

2011-08-20

Новая волна Великой рецессии подкралась к мировой экономике. Преддефолтная лихорадка, накрывшая развитую Европу, добралась и до Штатов. Доверие к центру мировой экономической системы подорвано. Но России, которая тут совсем ни при чем, все равно хуже всех.

И хоть бы кто успокоил с экранов ТВ, как тогда в 2008-м! Напел бы про «их кризис» и наши «подушки безопасности»! Но экраны молчат. Как всегда на пусто место устремился бизнес. Успокоить (за деньги) людей берутся московские агентства по тимбилдингу. В ожидании новой волны кризиса («высокий» сезон для спецов по психологической разгрузке) они предлагают неуверенным в себе офисам срочно пройти «стресс-тест на устойчивость коллектива». Программа подготовки к кризису занимает 1—3 занятия (по 3 тысячи рублей с человека).

Один такой тест проходит в Центре детского досуга и творчества на Чистых прудах (пер. Огородная слобода). Первое занятие с персоналом крупной инвестиционной компании ведут бизнес-тренеры Маргарита Грин и Елизавета Сурина, строгие дамы за сорок. Группа из 12 человек — семь ведущих специалистов и пять топ-менеджеров — собирается в небольшом спортзале. Грин и Сурина, как школьные учителя, рассаживают людей за длинным столом.

— Никаких личных вещей с собой, — командует Грин. — Все телефоны складываем сюда.

Грозная бизнес-тренерша поставила на стол плетеную корзину.

— А что если очень важный звонок по работе? — тревожится менеджер в голубой рубашке.

— Хороший вопрос, — улыбаясь, говорит Грин. — Но у вас уже больше нет никакой работы. Считайте, вы на переаттестации. Справитесь, и мы с Елизаветой Павловной вернем вам работу. Нет — и телефон больше незачем.

Группа разразилась хохотом. «Лихо тебя, а?!» — сказал высокий мужик в черном джемпере с ромбиками по имени Михаил. А Маргарита Грин, заговорщически улыбаясь, поставила корзину на пол.

— Итак. Среди вас есть условные «молчуны», «паникеры», «сплетники» и «скрытые лидеры», — продолжает Маргарита Грин. — Наша задача, чтобы вы знали свои слабые и сильные стороны и были готовы управлять ими в стрессовой ситуации. Узнаем, кто есть кто…

— Я вам и без этого скажу, кто я. Начальник департамента черных и цветных металлов, — заявляет толстый человек по имени Олег. — Так что давайте уже ближе к делу! Тесты какие-нибудь поотгадываем.

— Да я же говорил, поехали бы, как год назад, в лес, резанулись бы в пейнтбол, — негромко возмущается Михаил.

— По договоренности с вашим генеральным директором по итогам тренинга мы представим несколько кандидатур на отсев, — не обращая внимания, продолжает Грин. — Более того, на том настаивает ваше руководство.

— То есть — отсев?!

— То есть увольнение.

…«Люди сначала ведут себя, как на корпоративной вечеринке. Думают, что пришли поразвлечься, а мы клоунессы, — объясняла мне до тренинга Елизавета Сурина. — Но это нормальная реакция московских специалистов на попытки чему-то их поучить. Многие думают, что уже всего достигли. Возможно, и так, но никогда нельзя терять самообладания, всегда надо быть готовым к неожиданному повороту, стрессу, кризису».

Этим летом Грин и Сурина готовят к стрессу почти ежедневно. Заказчиками тренингов выступают в основном компании финансового сектора — банки и страховые фирмы. «Спрос на стресс-тесты увеличивается волнами, — делилась Сурина. — Первая волна была после усугубления кризиса в Греции. Затем пошли люди, напуганные госдолгом в Италии. Ну а теперь — вообще вал». На тренинги посылают сотрудников головных офисов, менеджеров по продажам, руководителей среднего звена.

— Это как раз те офисные элементы, от которых требуется максимальная собранность. В то же время именно они чаще проявляют неадекватную реакцию в кризисные моменты, что многократно усугубляет положение компании. Поэтому компания заранее хочет выявить слабые звенья.

— Чтобы избавиться от них? — спросил я.

— Ну это совсем крайний вариант, если человеку никак не удается помочь, — широко улыбнулась Сурина. — Мы ведь помогаем слабости трансформировать в сильные качества.

— Дзюдо какое-то.

— Именно, — обрадовалась Сурина. — Офисное дзюдо!

Сурина и Грин — дипломированные бизнес-психологи. Познакомились, когда были студентками в английском Кембридже. Там же, в Англии, вышли замуж (за англичан), но два года назад решили основать консалтинговый бизнес на родине. К мужьям и детям (уже взрослым) теперь ездят только на выходные.

— Россия, конечно, очень изменилась, — говорит Сурина. — Нам это заметно, 17 лет мы жили вдалеке.

— Изменилась, — хмуро кивает Грин. — Явно стали больше воровать.

В общем, если проводить параллели, то Сурина — это явно добрый тренер. Но вернемся к тренингу, который ведет «злая» Грин.…

— У вас нет никаких полномочий принимать решение об увольнениях! Это незаконно. По итогам какого-то тренинга! — возмущается Михаил, джемпер с ромбиками.

— А я говорила, у главного реально крыша шатнулась, — слышится женский голос.

— Так, давайте без паники. Мы все профессионалы и неужели не справимся с заданием?

Менеджеры негодовали. Толстый Олег наезжал на высокого Михаила с ромбиками («Меня увольнять не за что, а вот тебя, я давно уже думал, послать бы!»). А кто-то молча смотрел в окно. Тренинг, кажется, превращался в базар.

— Нет-нет, всё под контролем, — комментирует мне на ухо Сурина. — Это распознавание типа сотрудника по реакции на неожиданное раздражение. Рита же говорила: есть «молчуны», есть «паникеры»…

— Да я его размажу по стенке, пусть только попробует! — слышу в другое ухо.

— Стоп, достаточно, — прерывает Грин. — Картина ясна. Среди вас три «паникера», два «скрытых лидера», остальные — «молчуны». Разберемся с каждым…

Грин и Сурина разделяют сотрудников офиса на четыре группы (по методике американского психолога Уильяма Марстона). Самый многочисленный тип — «молчуны». В кризисной ситуации они сохраняют внешнее спокойствие и соглашаются на любые меры руководства — на сокращение оклада, сверхурочные работы и пр. При этом внутри «молчунов» тихо кипит недовольство. Продолжая молчать, они скрыто саботируют рабочие процессы, отсиживая день за днем. «Это так называемые представители планктона. Если вовремя не вступить с «тихонями» в доверительный и мотивационный разговор, вы получите настоящих диверсантов офиса, — поясняет Сурина. — Другое дело — «паникеры». В нормальной ситуации они показывают высокие результаты, выполняют титаническую работу, но в кризис теряют всякое самообладание. Становятся агрессивны, ищут врагов, нападают на коллег, вместо того чтобы сосредоточиться на работе».

Сурина говорит, что «паникеры» уважают силу, поэтому к ним применимы адекватные меры — язык ультиматумов, выговоры. В сложный период их лучше вообще держать подальше от остального коллектива. Можно отправить в длительную командировку или загрузить большим объемом работы. «Если с «паникерами» умело управляться, они станут самыми эффективными сотрудниками, — говорит Сурина. — Но их нельзя перехваливать и слишком прессовать. «Паникеров» всегда преследует мысль, что над ними висит угроза увольнения. Так что они могут быстро износиться».

По итогам первого теста Грин набросала краткие замечания к каждому. Например, Михаил и Олег демонстрируют энергию, которой чересчур даже для «паникеров».

— Вы в ответ на попытку вас уволить уже пообещали побить своего генерального директора Сергея Александровича, — заглядывая в шпаргалку, Грин обращается к «паникерам». — А надо было лишь четко сформулировать свое несогласие.

— Вот мы четко и сформулировали, — заявляет толстый Олег.

— Из-за таких, как вы, трясет сейчас фондовые рынки, — вдруг вмешивается менеджер Мария. — Буйный вы какой-то, заражаете паникой остальных, вас бы изолировать. Думаю, коллектив только за будет.

— А вы, наверное, «молчунья»? — не унимается начальник департамента черных и цветных металлов. — Не припомню, из какого отдела. Сменила прическу, что ли?

— О нет, — сообщает Грин. — Мария очевидно «скрытый лидер». Пока вы, Олег, здесь кричали — наверняка обдумала, как вас нейтрализовать и облегчить жизнь группе. Думала не про увольнение, а решала тактическую задачу.

Наверное, как бы в подтверждение этих слов Маша скорчила Михаилу гримасу с языком. И тот все оставшееся время сидел молча.

Грин предлагает смоделировать рабочий спор.

— Артем, вот ситуация: я ваш начальник и хочу срезать вам зарплату.

— Ну если надо, — вздыхает Артем.

— Но вы против! Вы эффективно трудитесь и не должны бояться вступить в дискуссию с руководителем. Просигнализируйте четко, что вам не все равно. Давайте без злости, выскажите мне свое несогласие. Смелее.

— Маргарита, я не согласен…

— Тверже, ну!

— Маргарита, я не смогу работать в прежнем объеме за меньшие деньги.

— Но тогда я вас уволю, — обрадовалась Грин. — И что вы на это ответите? Итак, всем «молчунам» это будет заданием к следующему занятию.

Выходя из Центра детского досуга и творчества, менеджеры обсуждали варианты ответа. Олег предлагал устроить стачку, а Мария — добиваться справедливости в суде. Горячился даже «молчун» Артем:

— И я ей такой: «Уволите? Тогда по ТК с выплатой пособий и отпускных!»

— По правде, ответа нет. Если вы хорошо работаете, а с вами так поступают — нужно уходить в другое место, — говорила мне Грин. — В кризис компании всегда нуждаются в работоспособных сотрудниках.

— А насчет кандидатур на отсеивание — ведь это была провокация ради теста? — спросил я на прощание тренеров.

— Конечно, нет, — удивила Сурина. — Но отсеиваются совсем безнадежные. Если видно, что сотрудник не готов выдержать стресс, а планирует плыть по течению. Но пока безнадежных совсем мало. Люди ведь еще помнят кризис 2008-го и быстро приводят себя в тонус.

Павел Каныгин

+1 0 -1




Комментарии  (всего 1)


Добавить комментарий

Алексей 2011-09-06 23:25:27
Бредятина полная.
+1 0 -1
Ответить
скрыть


Добавить информацию в черный список