Обнаружили проблему на сайте? Пишите нам на info@antijob.net

Интервью с бывшей работницей швейной фабрики

Интервью с бывшей работницей швейной фабрики
Вопрос: Расскажи, пожалуйста, о предприятии, на котором Ты работала. Ответ: Это частное предприятие в Москве, швейная фабрика, принадлежащая Острой Розе Васильевне. Оно находится в здании бывшего завода «Природа и школа». Предприятие состоит из 2 цехов: один цех - на четвертом этаже, другой - на третьем. Количество работников приблизительно в одном 20, в другом 15 человек. В нижнем цеху, который на 3 этаже, работают женщины с Украины (там 15 человек), в верхнем - в основном, москвичи и приезжие, которые имеют легальную регистрацию или даже прописку. Среди работников нижнего цеха есть 2 женщины, которые непосредственно живут в самом цеху; они находятся в состоянии полнейшей зависимости. Они даже особенно никуда не выходят, потому что в метро и других общественных местах- контроль, и если проверка документов, то их могут задержать... Верхний и нижний цех не сильно контактируют друг с другом, потому что люди к тому же поставлены в такую психологическую ситуацию, что работников нижнего цеха постоянно ставят в пример «верхним». Ведь в верхнем цеху работают, в основном, москвички, и они не могут работать с 8 утра до 8 вечера, так как у них семьи, дети. А работницы нижнего цеха работают от 8 до 8, им не надо ехать к детям. Поэтому они много работают, и хозяйка их ставит в пример: вот, они у меня такие хорошие, хорошо работают. Из-за этого к ним существует неприязнь. Каких-то контактов, чтобы что-то вместе организовано сделать, к примеру, забастовку, - такого нет, это достаточно сложно. Хозяйка появляется на предприятии редко. Перед тем, как я уволилась, я несколько дней не приходила на работу, потому что искала новую. Когда я пришла за расчетом, хозяйка не знала, что я не ходила на работу, она даже удивилась.. Она появляется там 2 раза в неделю, а то может вообще один раз в неделю появиться. Реально всем занимается технолог, она следит за кроем, за пошивом и т.д. У хозяйки еще на этом предприятии работают 2 племянницы и муж сестры. Племянницы немного занимаются бухгалтерией, а в основном следят за ее местом на рынке, торгуют, занимаются ее сбытом. Есть еще оптовики, которые приезжают на сезон, покупают оптом и везут в другие города, в район. Между ними тоже бывают трения. Муж сестры возмущался, требовал повысить зарплату. Но я не знаю, повысила они ему или нет. Технолог сидит, в основном, у нас. У украинок она редко появляется. Закройные есть в обоих цехах. В нижнем кроят по массовым моделям, и закройщики знают, что надо. Там в сезон даже малейшего контроля нет. У них иногда в сезон такой жуткий брак бывает, что даже с рынка возвращают. А в нашем цеху разрабатывают новые модели. И технолог там часто находится, следит и больше всего нас контролирует. Так что мы больше страдаем от этого. Вопрос: Кто работает на предприятии? Ответ: Все работницы - профессиональные портные. Работа над изделием идет от начала до конца, и работа на швейной машинке, и с утюгом, вся влажно-тепловая обработка и т.д. В нижнем цеху молодежи практически нет, всем от 30 и больше. В нашем цеху было 4 девчонки по 20-26 лет, другие - 30 и еще старше, 40... Молодые учатся в институтах - на технологов, конструкторов... Все мы, молодежь, не были официально оформлены. Кроме нас, были и другие неоформленные. Оформлять стараются только достаточно пожилых женщин. По отчислениям в пенсионный фонд, на предприятии работают всего 5 человек. Вопрос: А каковы условия труда на предприятии? Расценки? Ответ: Официальный рабочий день - с 9 утра до 6 вечера, перерыв на обед у нас минут 20, и то говорят: «Девочки, почему вы так долго обедаете?»... Расценки у нас такие: за демисезонное пальто платят 140 рублей, за зимнее - 160 рублей. Если работать по 8 часов, то выходит по 2 пальто в день, если больше - по 3. Сверхурочная работа в будние дни не оплачивается, если люди работают по субботам в сезон, то за день доплачивают 50 рублей. Вопрос: Бывает ли так, что работниц «подгоняют»? Ответ: То есть заставляют: «быстрее, быстрее»? Всегда! Как это делается? Ну, скажем: «Ой, девочки, давайте в субботу поработаем... Давайте,. давайте, приходите..». И каждому: «А может быть, ты в субботу поработаешь?». Это когда сезон, и идет работа. Вопрос: А отказаться можно? Ответ: Можно. Я, например, говорила, что не буду в субботу работать. За это не выгоняют. Считается: твое дело. меньше заработаешь. Ведь работа сдельная. Вопрос: Работа сезонная или постоянная? Ответ: Работа на предприятии сезонная. Сезон начинается в конце сентября и длится октябрь и ноябрь. В это время больше всего продается пальто. Следующий сезон - в марте, он продолжается всего месяц. Так что если устаивать какое-то выступление, то это лучше делать где-то в сентябре, ближе к концу месяца. Тогда это будет действенно... Договор с работниками заключается не более чем на 3 месяца, через каждые 3 месяца он может продлеваться, если есть необходимость. Социальных гарантий - практически никаких. Отпусков нет: заканчивается сезон - и работники распускаются. Летом - в июне, июле, августе - там никого нет, даже москвичей... Отпуска и больничные не оплачиваются, отчисления в пенсионный фонд - только у работниц в возрасте, у молодых девушек нет никаких отчислений. Трудовые книжки не заводятся. Зарплата, которая указывается в договоре, - намного ниже, чем на самом деле, чтобы платить меньше налогов. Вопрос: А работницы с Украины? Ответ: Они проработают март, апрель, а затем уезжают. Вопрос: А как долго люди вообще работают на этом предприятии? Сколько ты сама там проработала? Ответ: Я проработала 4,5 месяца. А максимальный срок - там работает одна женщина уже 2,5 года. Текучка кадров достаточно серьезная. Сложно друг на друга надеяться. Вопрос: Но какие-то попытки сопротивления, какое-то недовольство все же случаются? Ответ: Да. В самом начале моей работы я наблюдала такое. Я работала еще только 2 недели и видела, как выступили работницы верхнего цеха. Это не была даже забастовка, они не сделали что-то определенное. Это было спонтанно. Они собрались и выразили свое недовольство. Мы уйдем отсюда, сказали они, если не будут выполнены наши условия: повышение расценок и разделение труда (чтобы одна и та же работница не должна была делать все сама). Хозяйка, конечно же, поохала, пообещала все сделать, повысила расценки, но при этом увеличила работу. То есть мы перешли на пошив не демисезонных, а зимних пальто, а это больше работы. И разделение труда она не ввела. Мы, конечно, повыступали, но это нас ни к чему не привело. И люди были в таком состоянии: «Ну, ничего не вышло. Ну, когда-нибудь...». Да и то вряд ли... Вопрос: А как принималось решение о выступлении? Люди что-то обсуждали заранее? Ответ: Да, обсуждали, конечно. Но даже во время самого выступления было видно, что особого доверия друг другу нет. Так, одна работница получила зарплату больше, чем другие, и ее как-то оттеснили, ее даже в этом кругу возмущавшихся не было. Она была как бы не с нами. Какая-то разрозненность ощущается, все равно есть какая-то конкуренция... «А, она получила больше меня?!» - в таком роде. Вопрос: А не боялись, что кто-то донесет хозяйке? Ответ: Нет, особо не боялись. Ведь предварительной договоренности о том, что все вместе выступят, не было. Ситуация была такая: они высказали свое возмущение, но в это время хозяйки не было на предприятии. Они сказали все технологу, а та ответила: «Разговаривайте с Розой Васильевной!». Второй раз работницы высказали все хозяйке. Конечно, перед этим технолог позвонила ей и все рассказал. Хозяйка прибежала, пообещала, но ничего не сделала. Выступление было безрезультатным. Вопрос: Условия труда у вас были хорошие? Ответ: Сами по себе условия на предприятии неплохие. Цеха достаточно большие, оборудование хоть и подержанное, но в хорошем состоянии. Некоторые машины (петельные и т.д.) - вообще новые. Здание заводское, приспособленное. Там есть большие коридоры, большой холл, где собираются работники на нашем этаже: там ведь не только наш цех, но и цеха других хозяев. Туда стекаются люди покурить, поговорить. И нам рассказали, как на одном из предприятий работники распустили слух о том, что они собираются уходить, что у них уже есть предложения из других мест - чтобы хозяин повысил расценки. Но кто-то из работников же рассказал все хозяину, что это всего-навсего слух, никто никуда уходить не собирается и никаких предложение нет. И хозяин их всех уволил - в качестве «показательной меры», чтобы другим неповадно было. Вопрос: Существуют ли какие-то наказания, штрафы, придирки? Ответ: Когда сезон в разгаре, работу портных особо не проверяют. Смотрят: вроде ничего, неплохо, обычный покупатель же не разбирается во всяких мелочах. А когда сезон заканчивается, хозяйке невыгодно, чтобы работницы работали с той же скоростью, потому что вся продукция идет на склад, чтобы делать дополнительные склады, ей нужно арендовать новые помещения. Это новые траты. Поэтому она тормозит работу. Делается это с помощью технолога. Начинаются придирки. Придираются к разным вещам, не особо важным для обычного потребителя. Скажем, не все ли ему равно, будет ли у него внутренний шов 1,5 см. или 1,3 см? При общем объеме потеря в 1 см., даже меньше. Но требуют распарывать швы и делать заново. И много других различных придирок к разного рода мелочам. И получается, скажем, не 3 пальто в день, а 1,5... Люди работают по часам столько же, а зарабатывают меньше. Хозяйка держит работников, чтобы они не ушли, ей невыгодно, чтобы они уходили совсем, потому что впереди еще март. А после апреля - пожалуйста, можете вообще уходить. Украинки уезжают до сентября, а некоторые остаются работать, шьют легкую одежду, кофточки, юбочки, в очень малом количестве, заработок получается вообще низкий, многие предпочитают за такие деньги вообще не работать и тоже возвращаться в сентябре.  Вопрос: Хозяйка не пытается внушить работницам что-то вроде того, что «мы - одна семья», «у нас одни интересы» и т.д.? Ответ: Есть такое. К примеру, она там появляется и признается в своей любви к нам. «Я вас так люблю, вы такие хорошие...». Начинает плести всякую ерунду, как она о нас тревожится. Когда я только пришла на работу, то как-то даже неловко себя чувствовала, когда она начинала говорить: «Ой, ты такая хорошая девочка...». Когда мы говорим друг с другом за обедом, некоторые молодые девчонки верят, что она действительно хорошо к ним относится. А другие говорят: «Да? Ты ее слушай, слушай, что она тебе наговорит...». Женщина, которая проработала 2,5 года, иногда вразумляет, что Роза может наговорить. «Ага, любит она, да... Как расценки повысить - так фиг, а так она вас любит». Вопрос: Хозяйка пытается как-то разъединять работников? Ответ: У нас люди ходят курить, и хозяйка как-то, не особо акцентируя, сказала: «А что это вы все вместе ходите?». Была у нее такая фраза. И тем, кто постарше: «А что это вы их (молодых девчонок) с собой водите курить?». Они: да что это она тут за детский сад устраивает? Ну, хотят ходить курить, пусть ходят. Но у нее какие-то подозрения были, что что-то там неладно может быть. Хотя на самом деле после этого августовского выступления больше ничего не было. Разговоры там, недовольство какое-то частное, ничего определенного. Даже в холле поговорить тоже сложно. Если научиться находить подход к людям, настроить на правильную волну, начать разговор, подвести к этой теме... Надо больше общаться с людьми, учиться этому. Меня не слушали еще потому, что я для них маленькая, авторитета не было. Если бы мне было там лет 30, была бы я знающая жизнь, я еще могла бы с ними на равных поговорить. Хотя я многие вопросы вижу, которые они, сталкиваясь с ними, не видят. И, потом, они считают, вот, ладно, скоро устроится, все будет нормально, перетерпим. А потом говорят: «Ой, мне уже столько лет, мне этим заниматься не хочется... У меня уже дети, у меня муж, дела домашние, сковородки, миски и все остальное». У них нет времени постоянно, и все. Действительно, от зари до зари работают, и времени нет. Потом приходят домой, а там дома - дел... А я когда непосредственно сижу за машинкой, и некоторые операции у меня уже автоматом получаются, я сижу, размышляю. Иногда там что-нибудь напортачу, что-нибудь забыла... Но все равно: размышления над тем, что сейчас происходит, почему так, - это все за рабочей машинкой. Что надо сделать, чтобы действие было эффективнее...  Вопрос:  Как, с Твоей точки зрения, работники могут сопротивляться хозяевам на таких предприятиях? Что можно было сделать в таких условиях, как ваши? Ответ: Во-первых, надо объединяться с нижним цехом. Самое главное - объединиться, искать путей соприкосновения, контактов. А ведь даже мыслей не возникает, что надо что-то делать, они не собираются. Если бы люди действительно чего-то захотели, можно было бы сделать. Если какое-то недовольство есть и у тех, и у этих, они могли бы встречаться, зайти, вроде как за кроем, и передать чего-нибудь. Далее, забастовку, выступление надо устраивать именно перед сезоном. Не в августе, как это было сделано, когда сезона еще нет и хозяйке в принципе все равно, уйдут работницы или нет, она может набрать новых. А тут, если бы они сделали выступление, к примеру, в середине сентября, хозяйка не смогла бы найти новых работниц, не успела. Она никого не сможет уволить. Тем более, если сразу начнут возмущаться оба цеха! Они могут какие угодно условия выставлять - хозяйка на все пойдет. Но они этого не понимают. Не понимают, что надо поставить ее в такое тупиковое положение - и все, осень многое можно было бы решить и сделать. Они к тому же вдобавок еще и не анализируют свои ошибки, не задумываются, почему у них ничего не получилось, что надо изменить, какую тактику применить... Я как-то думала над этим, анализировала... Сложно мне пока что их как-то настроить. В принципе, они хозяйку ненавидят, но не до такой степени, чтобы объединиться и решиться на серьезные действия. Хотя, скажем, за обедом слышишь много разговоров, которые показывают неприязнь к ней. Вопрос: И на что же люди надеются? Ответ: Я как-то поднимала все эти вопросы. К примеру, говорила: вот, ваши дети учатся в школе, скоро пойдут в вузы, а вузы сейчас все платные (скажем, в вузе, в который я сейчас поступаю, 60% - «платников» и только остальные бесплатные, еще недавно было наоборот). Ваши дети, говорю я им, не получат высшего образования, даже если очень постараются, все равно не купите, денег не хватит. Я пыталась им объяснить, они отмахивались: «Да ну... Я сейчас буду больше зарабатывать, у меня муж тоже зарабатывает, все наладится, все будет хорошо!». Они надеются, не видят, что все становится хуже и хуже, это можно легко проследить. Вопрос: А сама ты не пыталась объяснить другим людям то, что поняла? Ответ: Я уже давно до этого додумалась, за машинкой. Но объяснить им - тоже сложно. Чтобы донести до них что-то... Я хотела попытаться это сделать перед своим уходом, объяснить им, до чего я додумалась, но не получается у меня. Они не слушают, реагируют как-то отвлеченно. Я же не могу им просто сказать: «Если вы хотите сделать забастовку, надо то-то и то-то...»  Это же не так делается, Людей надо как-то подвести к этому, чтобы сами до этого додумались. Надо долго разговаривать. А на это нужно время . Я завожу разговор, о детях разговариваю, они уходят на другое, уводят разговор в сторону. И я пока не умею с несколькими сразу разговаривать. Надо уметь сконцентрировать внимание на чем-то определенном. Но иногда я пыталась поодиночке разговаривать, и в принципе так можно людей к чему-то подвести. Но сделать что-то все-таки можно. Для этого работникам надо объединяться.  Декабрь 2001 г.
«Прямое действие», №20
Вы можете помочь развитию нашего проекта.

0

Пишите нам на info@antijob.net

Пишите нам на info@antijob.net