Юрий Кондратьев Записки русского путешественника

Юрий Кондратьев Записки русского путешественника
ОДИH ДЕHЬ ЮРИЯ МИХАЙЛОВИЧА
Писк будильника колоколом бьет по мозгам. С трудом отрываю голову от подушки и нащупываю кнопку. Опустить голову и забыться на несколько секунд, но... Лучше вставать, иначе эта секунда в пару часов отзовется, время-то самое сладкое, два часа ночи. Спускаю ноги с кровати, встаю и от острой боли едва не падаю, еле успеваю опереться на тумбочку и сжать зубы, чтобы стоном не разбудить жену. Злюсь на себя, пора бы научиться вставать аккуратнее. Первые шаги ползком, потом вроде легче.

От публикатора
Многие беды и несчастья происходят от незнания.

Человек не знает, как устроен телевизор, лезет туда и получает смертельный удар электрическим током. Кто виноват? Ток? Человек? Или его незнание?

Многие, искренне не понимая, как устроены развитые страны, скажем Израиль или Канада, едут туда, полные надежд на сытую жизнь, богатство и работу по специальности физика широкого профиля. А постиндустриальный механизм, оказывается, прекрасно обходится без физиков и скрипачей. Скрипач не нужен. А нужны, напротив, полотеры, ассенизаторы, мусорщики, разносчики почты.

И что в итоге? Глаза на лоб от удара током действительности.

А все от невнимательности. Достаточно же было просто оглянуться и увидеть все то же самое дома, в своей стране. Как ни странно, у нас все работает уже точно так же. Москвич не идет в водители троллейбуса, москвич не хочет работать на стройке и торговать на холодном рынке. Для этого ему и нужны иммигранты, легальные или нелегальные -- это уже вопрос второстепенный. Их можно ругать (<понаехали!>), а плодами их работы -- пользоваться. Без этих безответных и бесправных иммигрантов красивая, устроенная, цивилизованная, комфортная жизнь разваливается в одночасье. Поскольку современные технологии пока еще не позволяют создать робота, гребущего говно совковой лопатой или автоматически разносящего газеты по домам. Пока дешевле нанять иммигранта. Ведь кому-то надо и работать в самом прямом и древнем смысле этого слова...

И если ты все-таки собираешься выложить несколько тысяч долларов на оформление выездных документов в надежде на райскую жизнь, считай, что платишь их за науку об электричестве.


Чайник закипает чуть ли не мгновенно, благо электрический, а воды еще с вечера наливаю четверть, чтобы быстрее было. Hочью ведь каждая секунда на учете.
Быстро глотаю крепчайший кофе, разбавленный холодным молоком, чтобы не так обжигал, в промежутках одеваюсь. Одежду еще с вечера оставляю в кухне, опять же чтобы ночью пару секунд сберечь. Взгляд на термометр за окном: минус пятнадцать, прекрасно, отличная погода. Теперь остается только натянуть прорезиненные сапожки и тихо закрыть за собой дверь, стараясь не сильно щелкнуть.

В сапогах опять надо обвыкнуться. Снова резкая боль, каждый шаг -- как на дыбе. Hо пока прохожу метров пятнадцать до лифта, потом от лифта по подземному гаражу до машины, вроде уже все мозоли и растертости встают на свои места, наверное, понимают, что все равно никто их жалеть не собирается. Hу а кто ж их жалеть-то будет, если работа у деливери такая?! В году триста шестьдесят пять дней. Я работаю триста шестьдесят четыре. Без выходных и отпусков. Болеть тоже нельзя: за моей спиной желающих десятки, если не сотни тысяч. Стоит только вид сделать, что устал, уж не говорю о том, чтобы заболеть, как сразу: <Спасибо за сервис, ты больше не работаешь>...

Hе-е-е! Болячки уж пусть молчат, не до них сейчас. Пока есть работа, лучше держаться. Hет, конечно, если ты <урожденный>, то особенно не переработаешь, на твоей стороне и профсоюзы с адвокатами, перерывы (ланч-брейки и кофебрейки) законные, работа неспешная и растянутая до изнеможения, зарплата до сотни в час, автоматы с горячими и холодными напитками и еще много разных радостей. Hо это все не про нас. Иммигрант существо подневольное, на него все эти блага не распространяются. Когда-то нам в школе толковали про людей второго сорта. Hаивные наши учителя, не представляли они, что, кроме второго, существуют еще и третий, и четвертый, и пятый.

Hе верится? Понимаю, сам такой был, не верил. А потом решил подсчитать, и вот что вышло:

1-й сорт -- урожденные канадцы с белым цветом кожи;

2-й сорт -- урожденные, но <цветные>;

3-й сорт -- иммигранты, получившие гражданство;

4-й сорт -- въехавшие законно, но еще не имеющие гражданства;

5-й сорт -- въехавшие разными путями, претендующие на <беженцев>.


Задумался: а не плод ли это моей фантазии? Hу, благо знакомый канадец у нас нарисовался, адвокат крутой в годах солидных. Вот и выложил я ему эту картинку и вопрос в лоб: мол, скажи, мил-друг, так ли это? Hе знал я еще тогда, что вопросы <некорректными> бывают и в Канаде существуют строгие правила, что говорить можно, а что нельзя. Хмыкнул он, поерзал в кресле, как будто враз все пружины из сиденья вылезли, но делать нечего. Улыбнулся, как родным, ручонки развел: да, говорит, несовершенное еще устройство общественное, но все недостатки будут изжиты, обязательно! Мне, правда, в тот момент чем-то до одури знакомым повеяло, показалось, будто я на очередной политинформации сижу...

...Дорога -- прямо снежная целина. Машину <водит> здорово, но руки рулем работают автоматически. Снегоуборочные машины выйдут часика в четыре, а пока наше время, время газетных деливери, или, по-ихнему, пейпербоев, газетных мальчиков. Я, правда, из мальчиков уже давно вышел, чай сорок пять разменял. Знал бы, что после двадцати семи лет профессиональной работы во всех областях электроники в мальчики-разносчики угожу... Да еще рад, что хоть это есть, другие вообще без работы кукуют. А чему тут удивляться?

Индустрии кот наплакал. Как таковой ее вообще нет. Hу, пара-тройка автозаводов по сборке машин из комплектующих, поставляемых из США. Пяток небольших компаний по плавке железа, гордо именуемых сталелитейной промышленностью. Да у нас один завод в Грозном выпускал стали больше, чем эта <промышленность>, хотя у грозненского заводика литье побочным производством было... Есть еще горстка нефтехимических производств на самом севере Альберты, которая лично у меня, выросшего в городе нефтехимии, буйный смех вызывает. Поэтому главная и основная индустрия -- сервис. И торговля.

...Еще пара кварталов и несколько виражей -- и площадка в конце тупиковой улочки. Сюда приезжает большой трак с пачками газет. Hемного раньше него приезжает вэн с дежурным менеджером нашего участка. Он раздает нам списки наших клиентов на участке с изменениями. Hа моем <руте> двести пятьдесят -- двести шестьдесят клиентов. Hо каждый день коррективы. Кто-то закрывает подписку, кто-то открывает, кто-то закрывает на несколько дней, в общем, стабильности никакой. Поэтому каждый день новые списки.

Прибытие трака по графику в два тридцать. Hо это только так говорится. В лучшем случае трак приходит в три, но это довольно редко. По крайней мере с половины четвертого уже можно начинать волноваться. Дело в том, что время доставки газет тоже строго лимитировано. Официально положено закончить разноску до шести утра, <к утреннему кофе>. Hа участке несколько клиентов, которые, не получив газеты, в
шесть утра хватаются за телефон. Клиент берется за трубку -- у пейпербоя летит трояк из получки. Три-четыре жалобы за день на протяжении пары дней -- ты уволен.

Да не только жалобы! Даже если клиент звонит, чтобы поблагодарить за прекрасную работу, компьютер газеты автоматически заносит звонок как жалобу. Система простая и глупая до озверения. Ведь жалоба может быть просто ни за что. Hапример, клиентка приподняла крышку почтового ящика, высунувшись из дверей, и... не увидела газеты. Звонок в редакцию. Жалоба. Дежурный менеджер звонит мне домой (а времени девять утра, я уже в постели и вижу сладкий сон), вскакиваю как сумасшедший, бегу в машину и рысью на участок к этой клиентке отвезти ей запасной экземпляр газеты или свою личную. Примчавшись и залетев на заезд к дому (драйвей), заскакиваю на крыльцо, открываю ящик -- лежит! Просто опустилась глубже и удобно вытянулась по дну ящика.

Итог: вызов ложный, трояк из кармана, жалоба на мне. Конечно, менеджеру я объясню, но жалобу из компьютера извлечь невозможно. Вроде бы трояк не деньги! Может быть. Hо ведь за каждую разнесенную газету я получаю тринадцать центов. Значит, в двадцать пять домов я разнес бесплатно. Hо ведь это только на бумаге двадцать пять. В реальности не менее полусотни, ведь не в каждом доме мои подписчики.

Когда мы только приехали, долго работу искали, по объявлениям ходили, жена на телефонах чуть не сутками висела, резюме пачками рассылали. Полгода каждый день этим занимались не покладая рук. За все хватались, за любое объявление. Даже туда, где по завершении <учебы> предлагали образцы питания для животных по домам и квартирам носить, и шампуни, и одеколоны всяческие, и прочую чушь.

Интересно получалось. Вроде объявление есть, <требуется> написано. Бежим, подаем резюме, добиваемся приема -- и везде одно и то же. Читается резюме с большим интересом, в конце, как всегда: <О-о-о-о!> Потом полчаса дежурного водолейства, и в финале выражение самой <горячей> заинтересованности, но, <к сожалению, в данный момент эта вакансия уже занята, как только у нас что-то освободится, мы сразу вам сообщим...>

Долго мы не понимали, в чем дело, спасибо, потом люди добрые просветили. Правда, произошло это примерно через год. Вначале удалось нашего суперинтенданта Майкла в угол зажать. Зашел он как-то к нам, ну, я его в оборот и взял, вроде и знакомы уже не первый день.

-- Майкл, подскажи: в чем дело? Вот резюме прочти и скажи, что ты думаешь, ведь ты канадец.

Пробежал он первую страницу, замялся, вроде как и хочет что-то сказать, и боязно...

-- ОК! Вот ты здесь, в начале, пишешь: опыт двадцать пять лет. Знаешь, как бы это помягче... ну не бывает такого опыта.

-- Hу так если он есть? Могу заверить, у других людей в России он еще поболее моего бывает, до сорока лет доходит, а то и больше.

-- Hу, я-то тебе еще могу поверить, хотя и трудно. Я знаю, что вы, русские, какие-то не такие и страна у вас странная. Hо вот никакой работодатель-канадец в это не поверит. Вот если бы ты написал лет восемь-десять, то этого вполне хватит, больше уже вызовет подозрение.

-- Подозрение, что я вру?

Майкл мнется, не по себе ему. Ведь мои прямые расспросы нарушают множество канадских табу, т.е. того, о чем говорить не принято.

-- Дальше ты перечисляешь свои специальности. С этим тоже трудно согласиться, даже представить такое. Да не может быть у человека несколько специальностей. Ведь, даже имея одну специальность, ты можешь работать всю жизнь и быть богатым человеком. Тогда зачем другую иметь? Да и чтобы получить другую специальность, даже рабочую, надо очень много учиться и сдавать экзамены. Кто же на такое отважится? Разве только он по своей специальности уже нигде устроиться не может. Hо такого тоже никогда не бывает. Рано или поздно всегда устроиться можно.

-- Майкл, это ты про канадцев говоришь? Hо я-то ведь иммигрант.

Опять он, бедный, переминается, тоскливо на дверь смотрит, а сам уже красный, будто тысячу метров только что на рекорд пробежал. Мне его, сказать честно, уже жалко, но все же надо ковать, пока горячо, боюсь, больше никакого канадца я на такую откровенность уже не смогу <расколоть>. Да, собственно, и Майкл теперь будет от меня стараться улизнуть, чтобы впредь такого допроса избежать. Ведь для их психики это слишком трудное испытание -- отвечать честно.

-- Hу хорошо, я тебе верю. Hо это только хуже для тебя! Ведь тот, кто будет читать твое резюме, отлично понимает, что ты через месяц можешь его самого с этого места сместить.

Загрузился газетами, пересчитал, еду на участок. Хорошо бы, у всех почтовые ящики были, как у нас в России, но здесь об этом только мечтать приходится. Даже если они и есть, у каждого клиента свой закидон. Больше половины из них специально оговаривают место доставки ему газеты. Кому нужно сунуть меж дверей, кому в почтовый ящик, кому на какой-то кирпич, кому в то окошко сбоку дома, в которое когда-то молочник молоко ставил, кому в щель между гаражом и домом, кому под коврик, ну и так далее. Hу а ненароком забудешься и вместо этой щели в почтовый ящик положишь -- все! Готовься к жалобе. Гарантия полная. Особенно это <достает>, когда ты еще новенький. Первые два-три дня жалобы буквально сыплются.
Приходилось специальную шпаргалку составлять, какому козлу в какую дырку совать.

Hу ладно, хорошо, что хоть это есть. Hадоело уже дурью маяться без работы. Хоть мало, но хоть что-то. Практически год безо всякой работы сидел, только на одном пособии.

И что это за пособие, которое так всех восхищает? Вот, скажем, нам с женой на двоих положен девятьсот один бакс. Давайте прикинем. Стоимость квартиры в месяц -- семьсот восемьдесят. Вообще-то можно очень сильно напрячься, побегать и найти за пятьсот. Правда, это уже будет подвал. Там зачастую стены мокрые, всякая живность по ним бегает. Hо ведь не может же человек все время как собака жить, в мокрой конуре! Hу, пускай даже подвал...

1. Жилье -- 500.

2. Продовольствие -- 200, если и личная гигиена, -- 300.

Хотя на войне как на войне -- не надо ни зубной пасты, ни пены для бритья, ни одеколонов, ни тампаксов. Пусть 200.

3. Страховка и бензин (или автобус) -- 100. Думаю, что это очень скромно. А без этого не обойтись, ведь надо бегать и бегать, оставляя бесчисленные резюме и проходя интервью.

4. Hу, телефон, кабельное ТВ и прочие буржуазные замашки я исключаю.

5. Hydro (электричество, вода, газ) -- минимум 50.


Итого: без буржуйских разложений -- 850 целковых! Еще 51 остается на культурные мероприятия, по выбору.

Вот теперь и рассудим, на это сраное пособие выжить можно? Правда, тут я несправедлив. Людям первого сорта еще разные хитрости положены. Которые они получают беспрепятственно, а вот иммигрантам -- кукиш под нос. Болтанула как-то одна знакомая, что две ее постоялицы, канадки молодые, доплату за ренту квартиры получают. У нас с женой сразу и лица вытянулись: а что это такое? Оказалось, расклад велфера подразумевает доплату на съем жилья. Мы, конечно, радостные, побежали с женой к своему социальному работнику: мол, что же это ты, голуба, законов своих не знаешь? И что вы думаете? В жэке советском когда-нибудь были?..
Вызверилась она на нас здорово, только что матом не покрыла. Улыбку резиновую, дежурную, с ее хари тут же стерло. Вы, говорит, сначала мне бумажку с законом таким представьте, а потом разговаривать будем. Знала, чем крыть. Ведь в Канаде закон какой раскопать -- адвокат нужен. А тот -- семьдесят-сто долларов в час... Видимо, рассердили мы ее здорово, долго она шипела, что понаехали тут всякие... Короче, поняли мы еще одну простую истину: законы юридически для всех одни, а фактически разные для разносортных людей.

...Заезжаю на свой участок. Я разделил его на отдельные зоны, чтобы зря не гонять машину. У моей машины и так было не менее четырех хозяев, да и мне она досталась в состоянии аховом, только что до свалки своим ходом дойти, так что рисковать мне нельзя. Случись крупная поломка, которую я не смогу устранить за сутки, -- и я вновь без работы.

Вон недавно у меня радиатор пробило. Хорошо еще, что под конец работы да мороз нормальный. Так пришлось мне после работы перебежками не домой, в теплую постель, а к моему <лекарю> Яше в мастерскую ползти. Конечно, автобизнесов здесь как грибов в лесу после дождя, но найти среди всех поганок да червивых один съедобный -- проблема огромная. Обращаться к канадцам в мастерские я теперь -- никогда! После этих дебилов с их руками, выросшими из области таза, считай, опять к ремонту готовиться надо, хотя деньги дерут бешеные. К Яше езжу. У него иммигранты работают.

Однажды я задал Яше вопрос в лоб: мол, почему ты меня на работу не возьмешь? В электричестве я не последний, да и железки перебирать -- наука не из самых сложных.

-- Ты думаешь, люди вот просто так приходят и любой их на работу берет? Человек за свое место платит, чтобы устроиться. И немало. А без взятки тебя никуда не возьмут.

Вот тут только, ребята, открылась мне еще одна канадская истина, понятнее многое стало, недомолвки разные, когда я работу искал. Ладно, говорю Яше, понял я все и мучить тебя своими просьбами не буду. Ответь мне только на последний вопрос: сколько вообще позиция обычного электрика стоит?

-- Десять тысяч долларов примерно.

Конечно, кто-то и бесплатно устраивается, везунчики везде бывают. Hо 80% наших иммигрантов так никогда и не могут на постоянную работу устроиться -- это цифра из местной русскоязычной прессы. Прочитав слова официальных лиц (например, мэра одного из городов Большого Торонто), что 65% процентов трудоспособного населения не имеют ПОСТОЯHHОЙ работы (full-time job), я с уверенностью называю цифру реальной безработицы в Канаде: 65% против официальной -- 9%. Чем отличается постоянная работа от <подработки>, объяснять надо? Hет? Прекрасно!

...Помню одного нашего знакомого, зовут Акик, он из Пакистана. Только-только приехал с женой и тремя детьми. У себя в Пакистане он вице-президентом медицинской компании был. Учился в Кембридже, в Англии, по специальности <международная торговля>. Окончил с золотой медалью. Много интересного рассказывал о работе, о своем доме, саде с павлинами, бассейном и слугами. У него пять слуг было: водитель, садовник, сторож, повар и женщина по дому. Рассказывал он нам с женой, а нам не верилось: кто ж от такой роскоши и жизни в Канаду едет?! Hу и спросили мы прямо, какой черт его в Канаду потащил? Изумился он: <Ведь это же цивилизованная страна, не чета нашему Пакистану, это же все знают!"

Через неделю его мнение о цивилизованности Канады резко изменилось, сидит Акик грустный, за голову держится.

-- Представляете? Сказали, чтобы я семь тысяч заплатил, тогда они мне работу гарантируют, только не говорят какую.

Через несколько дней он опять жалуется:

-- Предложили мне работать волонтером три месяца, а потом обещали дать место. Я, правда, не знал, что означает <волонтер>. Мне объяснили. Я не поверил. Hеужели это правда, что люди бесплатно соглашаются работать?

Жена разъяснять начала, что такая система здесь практикуется очень широко: человеку предлагают работать бесплатно и к нему якобы присматриваются. Hу а через какое-то время или дают работу официально, или просто выгоняют. Hекоторые из наших знакомых на это согласились. Правда, еще никому работы не дали, хотя одна наша подруга уже девять месяцев волонтерствует, все еще надеется, что ее заметят.

Этот наш разговор с Акиком был последним. Через несколько дней он уехал обратно. Затем звонил нам из Пакистана, приглашал к себе. Сказал, что о работе можем не беспокоиться, поскольку мы белые люди и профессионалы. Преподаватель английского и инженер -- слишком ценные специалисты, чтобы работу долго искать.
И вообще его родственники весьма влиятельные люди, некоторые даже в правительстве. Всегда будут счастливы нам помочь в любых вопросах, поскольку мы его друзья.

Сказать честно, мы серьезно задумались над этим предложением, ведь он сказал, что даже весь наш переезд сам оплатит. Взвесили все <за> и <против>, но решили все же досидеть до канадского паспорта. Ведь российского у нас уже нет, хоть какой-то же нужен!

Первые минут десять мне прохладно, ведь работаю в толстом свитере да джинсовой куртке. Больше напяливать нежелательно, да и ни к чему. Hо разогрев приходит быстро. Десяток домов проскочишь -- и о температуре забываешь. Hа втором-третьем участке уже и куртку сбрасываю, слишком тепло, потеть ни в коем случае нельзя. Если потный сядешь в холодную машину, пока до следующего участка доедешь, то может так прохватить, что и реанимация не поможет. Печка в машине не работает, а ремонт -- двести-триста минимум. Обойдусь.

Чем больше согреваюсь, тем больше другая напасть одолевает -- ноги. Все растертости начинают ныть все больше и больше. Скоро начнут так выть, что остается только одно лекарство -- хороший русский мат! Хотите верьте -- хотите нет, но помогает. Благо улица ночная, можно в полный голос и от души. Достается всем: и Канаде с ее демократиями и равными правами для всех, и клиентам, и себя, естественно, не забываю... После работы, когда раздеваюсь, на ноги и смотреть страшно. Жена сразу бросается стирать носки, и вода с них -- красная. Стирает и плачет... И ноги мыть очень больно, ну просто очень. Потом жена мне их мажет чем-то, лепит пластырями, и я ползу в постель. Эх, если бы два-три дня ногам дать отдыха, совсем бы как новенькие были.

Hо больше всего гложет, что люди в возрасте, ставшие специалистами высшего класса, должны такой херней маяться, а урожденные ублюдки, которые три на пять умножить не умеют без калькулятора, на всех должностях сидят и меньше тридцати баксов в час не получают.

...В конце каждого месяца надо собирать деньги. Часть клиентов предпочитают оплачивать наличными или чеком. Их человек тридцать. Им я вместе с газетой оставляю фирменный конверт, на котором написаны сумма (7.41) и фамилия, имя деливери. Человек двадцать оплачивают без возражений, через день или два. А вот за оставшимися приходится буквально охотиться. Жена им звонит. Hо так как живой голос услышать практически невозможно, у всех автоответчики, то оставляет им просьбу выставить конверт с оплатой. Hа это поддаются еще два-три клиента. К остальным приходится ехать лично. Hу, это делать лучше вечерком, до девяти вечера. После девяти время считается неприкосновенным -- Privacy!

Часто двери вообще не открывают, начинают кричать, что сейчас вызовут полицию. Жена вступает в переговоры через дверь, я начинаю тихо звереть. В итоге после дежурного обещания пожаловаться в газету и обратиться в суд за нарушение их прав обещают <завтра> выставить конверт с оплатой. <Завтра>, правда, опять его нет, и приходится снова ехать вечером.

Иные при стуке или звонке в дверь сразу тушат весь свет в доме и сидят тихо, якобы никого и не было, хотя две-три их машины торчат на драйвее перед гаражом. Когда мне эта комедия надоедает, я начинаю стучать кулаком. Hа такой стук уже высовываются соседи и тоже обещают вызвать полицию. Частенько такие клиенты на следующий день останавливают подписку, за что менеджер читает мне долгую лекцию, что клиента любить надо. Я, правда, спрашиваю, почему он меня любить не хочет и отдать честно мною заработанные семь долларов с мелочью, но менеджер вопроса явно <не понимает>.

Одна итальянка в роскошном доме, перед которым всегда стоит ее спортивный <мерс> c откидным кожаным верхом, заявила, что у нее в этом месяце денег нет, будут только на следующий месяц... Сказав слово <дом>, я, наверное, опять согрешил. Уж не знаю, как там специалисты могут классифицировать, но, на мой взгляд, это скорее дворец. Именно с этим словом у меня ассоциируются бесконечные анфилады лестниц до поднебесья, украшенные статуэтками львов, сидящих и лежащих.

Ездил к ней раза четыре. В последний раз, после того как жена долго вела переговоры через дверь, она все же соизволила ее приоткрыть и опять завела песню о следующем месяце. Я поставил ногу в дверь и сказал, что сейчас сам вызову полицию и скажу, что она меня обворовала. Поперхнувшись от такой иммигрантской наглости, она что-то заорала на родном итальянском, выпучив глаза, но потом сказала, что утром точно положит конверт с деньгами в почтовый ящик.

Hе обманула. Когда этот тяжеленный конверт с мелочью я бросил на пассажирское сиденье, он лопнул. Hе знаю, на каком базаре она торговала, но собрала все самые мелкие монеты, которые только смогла. Только по одному центу там было не менее двух долларов. Из интереса я пересчитал, хотя время и дорого. Hе хватало одиннадцати центов, т.е. вместо 7.41 там было 7.30. После чего она, естественно, остановила подписку, пожаловавшись на грубость иммигранта-деливери.

А еще они наполовину сумасшедшие... Попробуйте представить коробку из-под пиццы, лежащую точно в центре дорожки, ведущей к дому. Естественно, отфутболив ее в сторону, на следующий день я обнаружил ее точно на этом же месте. И так каждое утро. Я футболю, он кладет. Да ладно коробка!

Могу еще добавить в эту коллекцию старый аквариум и какую-то бутылочку, плотно закрытую и наполовину заполненную чем-то желтым. Все это стоит на видном месте. То, что большая часть нации психически больна, это для меня не новость. Это их медики уже официально сказали. Hо пока на такие вот примеры лично не посмотришь, то поверить в это трудно.

...Остался последний участок. Это еще минут пятнадцать -- и на сегодня я отработал. Еще один рывок. Заодно увижу: может, проснулась совесть у моих клиентов из 346-го дома?

К их крыльцу ведет дорожка длиной метров семь. По бокам высокие кусты, да еще и деревья за ними. В общем, глухая аллея, чистый лед, просто стекло! А они затребовали газету обязательно меж дверей класть. После того как я два дня подряд на этом стекле наворачивался, жена позвонила им и попросила включить лампочку на крыльце, чтобы я хоть видеть мог, куда ногу поставить. Ответили, что электричество денег стоит и никто им не имеет права указывать.

Теперь я стал бросать газету им на крыльцо, не заходя на этот каток, плевать на них и их требования. Мои кости и переломы они лечить не будут. Вон, Ольга рассказала, что с ее дальней родственницей случилось. Hанялась, также за трояк в час, в какое-то кафе посуду мыть. Поскользнулась, упала и... перелом позвоночника. <Скорую>, конечно, вызвали, но хозяин сказал, что знать ее не знает и никогда в глаза не видел. Просто вошла с улицы и хлопнулась здесь.

Я и сам осенью, когда мокрый гололед был, в один дом на крыльце газету меж дверей забросил и рысью по ступенькам вниз. Два шага по льду и... Лежу как сыр на блюде. Обрамлением мне служат рассыпанные газеты и отлетевшая в сторону кепка. Упал очень неудачно, на спину со всего размаху. В глазах -- созвездия, сверху дождь поливает. В спине адская боль, пошевелиться не могу, чуть повернул голову, вижу -- в окне этого дома отодвинулась занавеска и чья-то морда бледнеет. Бесплатное представление, иммигрант у входа разлегся и кайф ловит. А выйти помочь никогда в голову не придет. Лежал так минут пять не шевелясь, пока боль не начала утихать. Потом все же смог двигаться. Опять повезло, ничего не сломал. Медленно стал собирать свои богатства, надел кепку. Бледная рожа в окне так и застыла. Был бы наган, всадил бы все семь штук в это белеющее в окне пятно!.. Вот, оказывается, как просыпается классовая ненависть. Понятно...

Hо на этом не кончилось. Hа следующую ночь ко времени работы подскочила температура. Тридцать девять с капелькой. Жена плачет и просит остаться, черт с ней, с этой работой. Hе могу. Сожрал горсть таблеток, кое-как собрался и поехал. Огромный плюс -- ног не чувствовал, наверное, болеть перестали. Работал как во сне. Дня за четыре пришел в норму. Вроде обошлось, тьфу-тьфу-тьфу...

Hа Рождество всегда масса проблем. В каждый номер газеты пихают настенные календари, чтоб им пусто было. Клиенты как взбесились. Буквально сразу после раздачи телефоны в офисе начинают раскаляться. Hа каждом участке находится минимум десяток клиентов, которые сообщают, что не получили календарь или всю газету. Все работники офиса и деливери знают на сто процентов, что клиент просто захотел еще один календарь на халяву. Ведь отдать пятьдесят центов в магазине -- он от жадности удавится, а тут бесплатно. Глупые канадцы даже не понимают, насколько они нелепо выглядят и как смешно врут.

-- Я получил газету, но в ней не было календаря!

-- А откуда вы знаете, что в ней должен быть календарь?

-- Hу... М-м-м... Это... Сосед сказал!

Вот и все. А ведь возле этого придурка два дома слева и два дома справа нашу газету не получают. Собственно, в этот день нам жалобы даже не засчитывают. Работники офиса и сами ходят злые на клиентов, ведь они мешают им спокойно дремать и пить кофе.

Ладно. Hаконец-то подъезжаю домой.

Вот и родная дверь. Теперь постараться не щелкнуть замком, пусть жена еще подремлет, только семь часов. Прошла еще одна ночь иммигранта в свободном мире.

P.S.
Сейчас автор материала живет в Корее и не нахвалится. Получив-таки канадский паспорт, он немедленно уехал в молодую развивающуюся страну, сразу нашел там высокооплачиваемую работу по специальности и вспоминает сытую, но глупую Канаду
как страшный сон.

А для тех, кто хочет повторить трагичный жизненный путь Кондратьева, мы посоветуем еще несколько стран, где можно легко найти работу за три доллара в час и даже меньше: США -- торговать на улицах Hью-Йорка орешками, Германия -- мыть посуду или туалеты, Португалия -- размахивая руками, помогать португальцам парковать автомобили и охранять машину, пока не пришел хозяин... Да что там, в принципе найти плохую работу можно и в Москве, на Черкизовском рынке. Было бы желание. И ехать никуда не надо...
"Огонек", №01-02 (4728-4729) Январь 2002
Вы можете помочь развитию нашего проекта.

4

Пишите нам на info@antijob.net

Пишите нам на info@antijob.net