Саранск - жизнь или смерть

Саранск - жизнь или смерть
Говорят, что небольшие города похожи на сонное царство. Говорят, что жизнь в них течет спокойно, размеренно и ничего с годами не меняется. Но так кажется только на первый взгляд. На самом деле за всей этой сонной внешней размеренностью скрываются людские боль и несчастья, страшные болезни, безнадежная нищета, дикий произвол властей. Государству было бы очень удобно, если бы люди и сами поверили в то, что их жизнь спокойна и безмятежна, и если бы они, поверив в это, погрузились в нирванну беспробудного алкоголизма. Но проблемы, порожденные жизнью, упрямо не хотят исчезать, тем более, что всегда находятся люди, которые решаются о них заговорить. В республике Мордовия все принадлежит губернатору Меркушкину. В самом этом утверждении ничего нового нет. Кто не знает, что в Москве мэр Лужков давно все подмял под себя и всюду расставил своих сторонников? А кому принадлежит, скажем, Татарстан? Там любой ребенок знает: все от мало-мальски работающего производства и до правохранительных органов принадлежит губернатору Шаймиеву. Ну, может быть не напрямую, но всюду сидят его родственники и друзья, через которых он контролирует ситуацию. А что такое Питер? Там все контролируется местной мафией и ее паханом - мэром Яковлевым. Подобно тому, как Лужков, через подконтрольные ему банки и фонды скупил в Москве недвижимость и многие прибыльные предприятия, подобно тому, как Шаймиев всюду расставил своих людей, губернатор Меркушкин подмял под себя всю Мордовию. Судите сами. Сеть бензоколонок принадлежит родственникам Меркушкина. Спиртовые заводы контролируются Меркушкиным. Крупнейшее предприятие Саранска - Центролит, недавно обанкрочено и скуплено Фондом Имущества (так же вотчина родни Меркушкина). В республику запрещено ввозить спирт и вино-водочные изделия - у Меркушкина спиртовая монополия. А так как Мордовия занимает одно из первых мест в стране, по потреблению алкоголя, то одно это - уже просто клондайк. Вот где живые деньги! Из республики запрещено вывозить мясо, зерно, картофель. Машину, которая, скажем, везет мясо, выше определенной нормы, просто не выпустит из республики милиция. Надо ли говорить, что местные органы - чиновники, прокуроры, милиция, ФСБ - служат Меркушкину верой и правдой? У Меркушкина монополия на вывоз продуктов питания. Их продают в Москву, по соглашению с Лужковым, через сеть специальных магазинов. Продают, разумеется, организации, близкие к Меркушкину. Но и этого мало. Мордовия - преимущественно аграрная республика. Здесь, в отличии от многих районов России, все еще существует относительно неплохое сельское хозяйство. И вот, колхозы (госпредприятия, с назначенными республиканской администрацией директорами) обязаны сдавать свою продукцию государству. То есть, фактически, Меркушкину. По мизерным ценам. А государство (Меркушкин), в свою очередь продает сельхозпродукты внутри Мордовии по ценам в несколько раз выше. Вот почему в этой сельскохозяйственной республике цены на продукты не ниже московских. И вот почему так хорошо живется Меркушкину. И так плохо его поданным. Местная власть находится в очень приличных отношениях с Путиным. Меркушкин обещал "Единству" и Путину всемерную поддержку во всех начинаниях, заявил о своей полной лояльности. А Путину теперь, ясное дело, нет резона вмешиваться во внутренние дела Мордовии. Сейчас Мордовия готовится к визиту Путина в Саранск ближайшей осенью. Готовится пышный прием. В целях принятия "президента всея Руся", не ударив лицом в грязь, строится огромное шикарное здание в центре Саранска - лицей для детей местной элиты, новых русских и чиновников. Троллейбусный парк - положение работников Водители троллейбусов столицы Мордовии объявили забастовку 25 июля, требуя не только повысить на 50% (до 3,5-4) тысяч рублей в месяц среднюю заработную плату, но и своевременно выплачивать ее. Кроме того, они потребовали сократить число лиц, имеющих право льготного проезда. Накануне руководство предприятия попыталось погасить конфликт работникам была выдана зарплата за май но это не повлияло на решение водителей троллейбусов начать забастовку. Ежемесячно предприятие Горэлектротранс должно получать не менее 5 млн рублей в месяц именно эта сумма может обеспечить нормальную перевозку пассажиров и своевременную выплату зарплаты работникам, однако собственные доходы предприятия не превышают 2 млн рублей. Забастовка продолжалась 3 дня и завершилась в субботу 28 июля. Удалось добиться выплаты задолженности за июнь для водителей троллейбусов и кондукторов и согласия администрации увеличить зарплату на 20% За этой короткой информацией, распространенной информ-агенством Регион.ру скрывается много такого, что проливает свет на бедственное положение рабочих в России и на их способность к сопротивлению. В троллейбусных ДЕПО Саранска (их два - ДЕПО-1 и ДЕПО-2) числится около 1200 человек. Оба подчинены МУП "Горэлектротранс", во главе с директором Николаем Ивановичем Муравьевым. Но водителей среди них около 200. Есть еще кондукторы, слесари, ИТР, необходимые для функционирования транспорта. Но основная масса служащих, это чиновники, занимающие бесчисленное множество кабинетов в огромном 4-х этажном здании ДЕПО-2. Эти господа, зачастую состоящие в родственных или дружеских отношениях с администрацией (плюс друзья друзей, их родственники и т.д.), получая приличное жалование, фактически бездельничают и отнимают хлеб у тех, кто реально обеспечивает работу городского транспорта. Ситуация эта, увы, типична для многих российских предприятий. Как тут не вспомнить Ясногорский машиностроительный завод (ЯМЗ), где на 700-800 рабочих-труженников и небольшое количество ИТР, действительно необходимых для производства, приходится 3 тысячи (!) работников заводоуправления и других чиновников. Как и на ЯМЗ, в ДЕПО Саранска вся эта огромная масса нахлебников ложится тяжелым грузом на плечи трудящихся. Но это только один из штрихов к общему портрету безрадостной жизни рабочих, основными составляющими которой являются жестокая издевательская эксплуатация, отсутствие техники безопасности, чудовищные жилищно-бытовые условия. Троллейбусов в Саранске около 100. В основном это древние развалюхи 15 летней давности. Они находятся в соответствующем состоянии. Правда, около года назад, Саранск получил 30 новых троллейбусов. Но опытные, отработавшие иногда по 20-30 лет, квалифицированные водители обычно не получают такие машины. Они достаются любимчикам администрации ДЕПО, во главе которой стоит Николай Иванович Муравьев (о нем разговор пойдет дальше). Вообще-то, состояние машин можно было бы улучшить. Можно было бы... Но, во-первых, запасные части постоянно уходят налево. Такая участь постигла большую партию амортизаторов, официально предназначенных для МУП "Горэлектротранс". Об этом все знают, но водители молчат, боятся репрессий со стороны начальства. Где они теперь - эти амортизаторы? Об этом ведомо только начальству. Во-вторых в ДЕПО постоянно происходят сокращения обслуживающего персонала, например слесарей. Но количество нахлебников из административного аппарата не уменьшается при этом. С поступившими запчастями то же непрерывно происходят, с ведома администрации, какие-то махинации. Например, водителей заставляют расписываться за получение новых колес. На деле, в большинстве случаев колеса остаются старыми. Хотя оплата у водителей троллейбусов не самая низкая в городе (официально в среднем 2200 рублей в месяц, фактически меньше), но по всем понятиям чудовищно низкая. Скажите, как прожить на такие деньги, при том, что цены в Саранске не ниже, чем в Москве? Добавим, что многие категории трудового населения живут еще хуже. Например средняя зарплата у врачей 500-600 рублей в месяц (при том, что ее еще регулярно задерживают!). Спасают большинство людей приусадебные участки - огороды. Для водителей дневная норма 167 часов. Многие водители стараются работать больше, иногда доходят до 250-300 часов в месяц. Работают сверхурочно. А как иначе прокормить семью? Такие водители работают по 11 часов (не считая того времени, пока они добираются на работу и обратно). То есть, практически вся их жизнь проходит за рулем. И что же они имеют в результате? Один такой водитель рассказывал, что за 270 часов ему заплатили меньше трех тысяч рублей. По его подсчетам, ему не доплатили 1.500 кровно заработанных рублей. А как и где живут работники ДЕПО? Многие из них обитают (нормальной жизнью это назвать нельзя) в общежитии. Один душ на 158 комнат (в среднем, в каждой комнате живут по 4 человека). Одна кухня на 18 комнат. Проваливающиеся гниющие дощатые полы в коридорах и комнатах, смрад от забитой, плохо функционирующей канализации. Сырость. Плохое оттопление. Весь набор живых существ, от тараканов и слизней до мышей и крыс. Говорят крысы и мыши не живут вместе. Но общежитие в этом смысле - чудо природы. Здесь эти виды грызунов прекрасно уживаются друг с другом. Дети в этом доме, вероятно, самые больные в городе: почти у всех хронические заболевания - бронхиты, тонзелиты, астма. Когда-то общежитие находилось на балансе МУП "Горэлектротранс". Теперь его передали ЖКХ, Жилищно- Коммунальному Хозяйству. Им управляет господин Филев, близкий друг мера Саранска Ненюкова и начальника МУП "Горэлектротранс" Муравьева. Как расходуются средства ЖКХ, которые следовало бы пустить на обустройство нормального жилья для рабочих? Стачка в троллейбусном депо И вот, 25 июля, терпение людей лопнуло. К тому же, немаловажным, мягко говоря, обстоятельством стала задержка зарплаты. Водители обоих ДЕПО, а также контролеры и слесари, начали забастовку. В отличие от многих предприятий, где освобожденные работники из лизоблюдских по собачьи преданных администрации профкомов проводят, изредка, символические стачки, просто для того, чтобы снять напряжение и выпустить пар, здесь стачкой руководило общее собрание работников. Несколько сотен участников этого собрания на протяжении нескольких дней самостоятельно решали и обсуждали вопросы, связанные с ходом забастовки, формулировали требования. Требования эти, состояли не только в возвращении задолженности по зарплате. Работники ДЕПО потребовали 50% увеличения зарплаты, улучшения условий труда и техники безопасности, ремонта техники. Кроме того, они выступили и за ликвидацию некоторых категорий льготников - лиц, пользующихся транспортом бесплатно. Прежде всего студентов. Мэр Саранска Ненюков посчитал, с ему, как бы низко разговаривать с рабочими и на стачку не приехал. Тут рабочие, пожалуй, допустили ошибку, решив сами отправить делегацию к Ненюкову. Этим они продемострировали начальству свою слабость, поставили себя в унизительное положение. Ненюков, впрочем, принял делегатов очень вежливо и, сообщив, что денег в городской казне очень мало, предложил согласится с повышением зарплаты на 20%. Ему удалось убедить в своей правоте делегацию, которая, вернувшись обратно, призвала рабочих принять условия мэра. Но общее собрание ответило дружным НЕТ! Здесь проявилась реальная сила работников и те преимущества, которые можно извлечь из установления прямой власти общего собрания в ходе стачки (и вообще). Прямая власть общего собрания, во всех основных вопросах, касающихся забастовки (а в перспективе, может быть, и всей жизни работников), ведет к тому, что, в таких условиях, никакие профкомычи или легко подверженные внушению делегаты, не предадут работников. Ведь если общее собрание держит под контролем все нити управления, то оно само себе хозяин! Но тем больше зависит от самих работников и их готовнсти действовать решительно и бескомпромиссно. Стачка продолжилась. В субботу, 28 июля рабочие ДЕПО планировали манифестацию на центральной площади, перед домом местного правительства. И тут они увидели, как выезжают на свои маршруты троллейбусы ДЕПО-2. Несколько десятков водителей этого ДЕПО совершили предательство, самовольно (без одобрения общего собрания) выйдя на работу. Да, бывает так, что работать - это преступление, предательство. Предательство своих товарищей. Штрейкбрехерство. После этого большинство рабочих решило преступить к работе. Стачка закончилась. Колебания трудового коллектива, неуверенность большинства рабочих в себе так же сыграли важную роль в срыве забастовки. (Кстати, ТВ Мордовии нагло врало, когда сообщило о том, что требования бастующих были удовлетворены. Действительно водителям, кондукторам и слесарям выплатели зарплату за июнь и согласились поднять зарплату на 20%. Основное же требование стачечников - повышение зарплаты на 50% выполнено не было.) Почему так вышло, почему стачка не продолжилась? Дело в том, что основу для проведения стачки составили кадровые профессиональные водители, высоко ценящие свой труд. Многие из них живут в общежитии, постоянно общаются и, хотя отношения между ними никогда не были безоблачными, не утратили ни чувство солидарности, ни уважение к себе. Но такая обстановка характерна прежде всего для ДЕПО-1. В ДЕПО-2, в недавнем прошлом тоже было не мало высокопрофессиональных водителей. Таким людям не пристало позволять себя унижать! Но многие из них уволились с работы, уехали в Москву, в Подольск, в Химки и работают теперь там. Конечно, зарплата в Москве и Подмосковье выше, чем в Саранске. Правда, здесь начальники так же всевластны - ведь люди, приехавшие в Маскву из других регионов совершенно бесправны. Но зарплата больше - факт. Только за первое полугодие из МУП "Горэлектротранс" уволилось 153 человека. Сейчас еще 15 человек подали заявления об уходе. Все это водители высшего класса... А на место ушедших профессионалов, администрация МУП "Горэлектротранс" часто принимает на работу людей, по своим профессиональным качествам просто непригодных для нее. Это бывшие водители, уволенные в прошлом за алкоголизм. Конечно, принятие на работу людей, являющихся хроническими алкоголиками, просто ставит под угрозу жизни пассажиров. Администрация, поступая так, совершает настоящее преступление против города. Но ее это не волнует. С другой стороны, эти опустившиеся люди готовы лизоблюдствовать перед Муравьевым и ходить перед ним на цыпочках. Именно они и сыграли предательскую роль во время стачки. (Из этого, разумеется, не следует, что таких людей в ДЕПО-2 большинство. Нет сомнений в том, что большинство водителей ДЕПО-2 - это нормальные честные люди). Мэр Саранска Иван Ненюков заявил в интервью, что "троллейбусников будут сокращать". После забастовки стало известно, что администрация планирует слить оба ДЕПО, переместить всех водителей и работников в ДЕПО-2 и уволить для начала 25 водителей. А помещение ДЕПО-1 сдать в аренду. Скорее всего - частному транспорту. Стало известно и то, что после стачки несколько водителей были уволены. Правда притензии к ним были, вроде бы, профессиональные. Вроде бы... А спустя две недели после стачки у одной из работниц администрация попыталась вычесть из зарплаты 300 рублей. За аварию, в которой ГАИ официально признало эту работницу невиновной. Ясно, что теперь, администрация попытается сократить в первую очередь строптивых водителей. И у работников МУП "Горэлектротранс" не остается другого выхода, кроме как провести решительную, радикальную и БЕССРОЧНУЮ забастовку, с тем, что бы вырвать в ходе нее не только повышение зарплаты, но и контроль над финансами предприятия (рабочий контроль), мощные дотации на ремонт и техобслуживание, на закупку новой техники. Все равно, терять водителям, слесарям, рядовым ИТР, кондукторам больше нечего. Ведь в перспективе речь идет о полном сворачивании троллейбусного транспорта и замене его частными автобусами. Как бы не лгала администрация, но дело идет именно к этому и наиболее прозорливые рабочие это уже сегодня понимают. И здесь нет места рассуждениям по принципу "Когда еще это будет" или "Жить надо сегодняшним днем". Так когда-то рассуждали 55 тысяч рабочих завода РОСТСЕЛЬМАШ. Сегодня на этом заводе осталось только несколько тысяч человек и большинство из них - чиновники... Поэтому, рабочим следует не только готовиться к БЕССРОЧНОЙ стачке, но и контактировать с другими работниками, положение которых так же бедственно. Например, с водителями автобусов, положение которых так же далеко от хорошего (кстати, известны факты, что некоторые из них выражали поддержку троллейбусникам). Всеобщая бессрочная забастовка транспортников и перекрытие транспортом (троллейбусами, может быть и автобусами, если удасться найти общий язык) основных городских магистралей, могли бы заставить "крестных отцов города" считаться с рабочими. Настоящее самоорганизованное рабочее движение должно действовать анонимно. То есть, его дятельность только тогда будет успешной, когда она станет абсолютно непрозрачной, закрытой от администрации и властей. Рабочим, о которых известно, что они лизоблюдствуют перед администрацией и стучат, следует создать невыносимую обстановку. И уж конечно, не стоит писать письма высоким начальникам, и угрожать в них перекрытием дорог Саранска. Высокие начальники (хоть бы и сам Путин) просто известят об этом подчиненных и дадут им возможность предпринять контр-меры. Нельзя же извещать генерала вражеской армии о месте и дате готовящегося наступления. Кроме того, любое письмо или официальный документ (заявление, например, о намерении провести стачку или митинг) это прямая угроза увольнения и репрессий со стороны администрации именно для подписавших. Сами по себе разговоры типа - "имеем ли мы право бастовать?" или "а вдруг если мы неправильно оформили документы по забастовке?" вредны, нелепы, полностью лишены смысла. Как будто все эти штучки с официальным оформлением стачки придуманы не для того, чтобы осложнить жизнь рабочим и облегчить - администрации! Если начальству понадобится (а ему понадобится), оно добьется официального признания стачки незаконной, даже если все будет оформлено правильно. Так, кстати, и получилось со стачкой 25-27 июля, о которой прокуратура дала заключение как о незаконной. И это несмотря на то, что рабочие правильно оформили все необходимые документы. Не стоит сотрудничать с репрессивными органами, если те вызывают людей для "бесед" ("беседы" - это способ запугивания и оказания давления, тогда как даже по законам РФ, человек имеет право не "беседовать" с представителями органов, если он не вызван по конкретному возбужденному делу, в качестве свидетеля). Забастовки или иные протестные акции должны проводится внезапно, без каких-либо предупреждений. Ведь всякое предупреждение - это возможность начальству подготовится к репрессиям, разработать и осуществить меры давления против рабочих. Не стоит избирать каких-то специальных делегатов для переговоров с начальством. Во-первых, на отдельных людей, как показывает практика, легче повлиять, чем на общее собрание. Во-вторых, НИКОГДА не стоит общему собранию выпускать из своих рук инициативу. Наконец, делегаты для переговоров - это потенциальные жертвы увольнений. Пусть начальство ведет переговоры непосредственно с общим собранием! Вообще, в той ситуации, в которой оказались троллейбусники, им лучше всего попытаться заручится поддержкой других групп работников и горожан. Сделать это можно только напрямую, устанавливая контакты с рабочими других предприятий (без всяких профкомычей или продажных "коммунистов" из КПРФ, которые, как и все партии, на подсосе у властей и неизбежно предадут рабочих). Важно понять, что требование ликвидации льготников тех или иных категорий приведет только к тому, что власти быстро настроят значительную часть горожан против водителей и дискредитируют водителей! В действительности троллейбусы абсолютно необходимы не только их водителям и работникам ДЕПО, но и городу. И важно, чтобы весь город объединился с работниками ДЕПО против администрации. Ведь это, прежде всего, в его интересах, чтобы сохранился троллейбусный транспорт. В интересах огромного большинства трудящихся, пенсионеров, малоимущих. А деньги у властей, на которые можно было бы обеспечить нормальную работу троллейбусного парка, найдутся, даже если никакие категории льготников не ликвидировать. Нечего властям и их родственничкам строить себе дворцы, покупать иномарки, играть в казино, жрать в ресторанах, строить лицеи для детей новых русских. Хватит! Пусть раскошеливаются. Амдинистрация муп "горэлектротранс", профкомычи и его величество "закон" Есть в ДЕПО свой профкомыч. Зовут его, вернее ее, Полина Антоновна. Во время стачки, она вела себя "соответствующим образом" - ходила и уговаривала рабочих прекратить забастовку. Как незаконную. Правда при этом и помогла забастовщикам оформить документы, то есть легализовать стачку, сделать ее официальной. И НАШИМ И ВАШИМ! В ответ на мой вопрос о том, как она оценивает забастовку, Полина Антоновна заявила, что считает ее незаконной. А когда ее спросили, как она оценивает социальное положение работников, заявила, что не может давать оценки, так как это право (давать оценки) принадлежит не ей, а администрации МУП "Горэлектротранс". Так чьи же она защищает интересы: рабочих или администрации? По-моему, ответ очевиден. Ясно, что рабочие не могут на нее расчитывать в своей борьбе. Официальные прикормленные профкомычи служат интересам начальников, это азбучная истина! -Если вы не поговорите с директором Муравьевым, он это воспримет, как неуважение, - сказала она и некоторые рабочие, присутствовавшие при разговоре ее поддержали. О бог мой! За что вам-то, рабочим, уважать своего начальника? За все издевательства, за невыплаченные зарплаты, которые он, и такие как он, прокручивают в ходе разных спекуляций? За пущенную налево технику, о которой вы все знаете и молчите? За всевозможные мелкие уловки, к которым он прибегает, чтобы вы получили как можно меньше, а он как можно больше из заработанных ВАМИ денег? За фиктивные колеса, за которые вам приходится расписываться? За то, что благодаря вашим бедствиям, он недавно купил себе новенький джип? Есть ли у вас достоинство? Но с директором мы поговорили. Я - Как вы можете охарактеризовать стачку?
Муравьев - Это не стачка, а какой-то бунт, совершенно незаконный
Я - Стачка, по-вашему, незаконная?
Муравьев - Я этого не говорил. Не записывайте!
Я - Как же так, ведь секунду назад, в присутствии свидетелей вы сказали...
Муравьев - Я не так сказал. Я сказал, что не знаю, законная она или нет. А вы не записывайте. Это пусть прокуратура решает. А я просто свое мнение высказал, но оно ничего не значит.
Я - А как вы оцениваете зарплату рабочих и их жилищные условия?
Муравьев - Приличная зарплата. Совсем не плохая. 2200 рублей в месяц. А что жилищные условия?
Я - 158 комнат, один душ, полы проваливаются...
Муравьев - Да, это плохо. Но это не ко мне вопрос. Общежитие на балансе у ЖКХ. Спросите лучше Филева. А при чем здесь я?
Я - Правда ли, что собираются сливать ДЕПО-1 и ДЕПО-2?
Муравьев - Без комментариев.
Я - Cкажите, а выплатили ли задолженность по зарплате за июнь,
Муравьев - Да выплатили сегодня. Всем. Это была ложь. На самом деле, на момент разговора задолженность выплатили только участникам забастовки. Многие работники получили лишь проценты от зарплаты. Это к вопросу об уважении. И еще. Как можно отнестись к тому факту, что 18 человек, бывших водителей троллейбусов Саранска, не смогли устроиться в Химках на работу, после сношений химкинской администрации с администрацией саранского троллейбусного ДЕПО. В Химках сказали - "нам бунтовщики не нужны". Ну и как? И вообще, интересно почему это между начальниками существует солидарность, а между рабочими - нет? Пойдем дальше. Представители прокуратуры Саранска сказали мне, в телефонном разговоре, что администрация МУП "Горэлектротранс" обратилась в прокуратуру с вопросом о проверке законности стачки. Конечно, речи о возбуждении дела прокуратура не ведет. Но вот вопрос - за что уважать человека, который пишет на вас доносы прокурору? Эх законы, законы. Их пишут те же начальники, и пишут они их для себя. Разве есть закон, чтобы не платили вовремя зарплату? Но это везде делается. А стоит только рабочим подняться на забастовку, как уже наготове прокуратура, милиция, ФСБ. Закон. И вот уже приезжают в ДЕПО работники органов в штатском и что-то вынюхивают (на второй день стачки). И вот уже звонят забастовщикам неизвестные люди и угрожают убить и разрезать на куски. Даже детям угрожают, если те подходят к телефону. Откуда, интересно звонят? Ни из тех ли самых органов, защищающих закон? Неужели рабочим стоит надеятся на законы, написанные их эксплуататорами, их начальниками: чиновниками, новыми русскими, бандитами, продажными депутатами Государственной Думы? Может, дело в данном случае, вообще не в законе, а в соотношении сил? Будет у рабочих сила, поднимутся она на забастовки по всему городу, перекроют все дороги и начальники засунут себе в... свои законы. Не будет у рабочих силы, будут их начальники давить, и по закону, и по беспределу. А новые справедливые правила поведения, новые справедливые законы (если хотите), могут вырасти только из солидарности простых людей и из их борьбы, из их согласия между собой! Частники вместо троллейбусов? Ситуация в Саранске парадоксальная. Троллейбусы осуществляют 80% всех городских перевозок. Проезд стоит всего 2 рубля. Плюс довольно много льготников - пенсионеры и инвалиды обычно пользуются именно этим видом транспорта. И, кроме того, троллейбусы - это экологически чистый вид транспорта, в отличие от автобусов. Так что существование троллейбусного парка кровно необходимо не только водителям МУП "Горэлектротранс", но и подавляющему большинству горожан. Но администрация города рассуждает иначе. У начальников и денежных мешков интерес всегда только один - заработать побольше денег. Им наплевать на людей. Люди для них, это только источник прибыли. Им уже мало того, что приносят троллейбусники, мало обобранных водителей. Они хотят иметь еще больше. Поэтому в городе широко практикуется использование частных автобусов. Вообще-то, по линиям бегают и муниципальные автобусы. Но городская и республиканская администрация все больше делают ставку на использование частников. Что это значит? А вот что. Администрация города сдает автобусы в аренду частникам. Арендатор формально является частным предпринимателем, однако, фактически, он новый самостоятельный рабочий, целиком находящийся на крючке у мафии и городской администрации. Новые самостоятельные - это новая категория пролетариата не только в России. Сейчас по всему миру капиталисты и работодатели практикуют такие формы эксплуатации. Разберем это на примере водителей-арендаторов. Итак, они берут в аренды автобусы. Платят аренду, налоги и... Вот тут начинается самое интересно. Автобус ведь надо где-то ставить. То есть нужен гараж. А гараж контролируется мафией, связанной (как и любые начальники в Саранске) с городской и республиканской администрацией, с мэром Ненюковым и с мордовским губернатором Меркушкиным. За гараж надо платить и не мало. Таким образом, помимо аренды и налогов, водители-арендаторы платят и за стоянку (фактически тем же Ненюкову и Меркушкину и их присным). Более того. Теперь водители частных автобусов каждый день навиду у мафии. Та полностью в курсе их доходов и положения и укрыть прибыли от нее они не могут. Пойдем дальше. За запчасти и ремонт арендатор тоже платит из своего кармана. А кому в городе принадлежит вся торговля запчастями, все ремонтные службы? Правильно, все это под теми же "крестными отцами республики". Вот и еще одна возможность обирать арендаторов. Плату за проезд арендатор устанавливает сам. Автобусы эти тоже как правило очень старые и в плохом состоянии. Вот и пытаются водители- арендаторы получить хоть какой-то доход от своей работы. Чтоб хоть себя прокормить. Но в сложившихся условиях у них для этого только одна возможность: повышать плату за проезд, которая доходит до 5 рублей. Для такого бедного города, каким является Саранск, при том уровне доходов, который имеет большинство его населения - это очень дорого. Для многих - невозможно дорого. Более того, водители-арендаторы, у которых каждая копейка на счету отказываются брать льготников, ибо те не платят за проезд. То есть пенсионеры, инвалиды и т.д. пользоваться частными автобусами не могут. То есть, фактически, в случае, если весь городской транспорт станет работать на этом принципе, то они просто не смогут им пользоваться. Положение осложняется еще и тем, что прибыли арендаторов ничтожны и у них просто не хватает средств на ремонт. В результате автобусы находятся в ужасном состоянии. Еще в более плохом, чем троллейбусы. Таким образом Меркушкин, Ненюков и другие более мелкие начальники и мафия наживаются и на водителях-арендаторах и на всем почти городском населении, пьют из города все соки, а город платит за это втридорога и пользуется в высшей степени опасным, с точки зрения техники безопасности, транспортом. Развиваются и другие процессы. Например, лица, связанные с городской администрацией, скупают автобусы за бесценок и сами сдают их водителям в аренду. Еще один способ чиновников растащить все по кусочкам, приватизировать и нажиться на бедах рабочих людей - как арендаторов, так и пассажиров! Так недавно, некая Самаркина приобрела 4 автобуса, которые теперь сдает в аренду. Сама она не трудится, не водит автобусы, но прибыль бежит ей в карман! Среди троллейбусников существуют некоторые предубеждения против автобусов. Троллейбусников можно понять: выглядит все так, что частный транспорт отбирает у них работу. Но надо понять и другое. Капитализм, то есть существующая система, так устроена, что она стравливает работников между собой, заставляет их конкурировать. На самом деле, и тех и других обирают начальники, а конкуренция - это способ разъединить рабочих, настроить их друг против друга. А для начальников - это лучший способ извлекать максимум прибыли. Но самый главный интерес всех водителей - и троллейбусников и муниципальных автобусников и водителей-арендаторов - заключается в том, что бы избавится от нахлебников и, коллективно добиваться совместного распоряжения своим трудом и его результатами. Нужно собрать вместе то, что капитал искусственно разъединил. Городу нужен транспорт, нужны и троллейбусы и автобусы. Ведь город - это единый цельный организм, а транспорт - это единая и необходимая городу кровеносная система. И городу не нужны начальники, пьющие их него все соки. Надо понять - начальники существуют до тех пор, пока мы сами не можем разобраться со своей жизнью. Они - порождение нашего бездействия, нашей неспособности самим разобраться в хозяйственных вопросах, нашей покорности и страха, нашей неспособности договориться друг с другом. Они - паразиты, но они никуда не исчезнут, пока мы сами не изменимся и не договоримся друг с другом о совместном управлении жизнью, городами, производством, ВСЕМ. - Почему мы, проработав десятилетия водителями, вставая каждый день ни свет ни заря, делая нужную, ответственную, кровно необходимую людям работу, живем в ужасных условиях, а новые русские, которые за всю свою жизнь не сделали никому добра и не принесли городу никакой пользы, - катаются на иномарках, играют в казино и жрут в дорогих ресторанах? - спрашивает меня уставшая женщина в ДЕПО-2.
- Именно поэтому, отвечаю я. - Благодаря тому, что вы живете так плохо, ваши начальники живут так хорошо. Они присваивают себе то, что по праву принадлежит вам. Так не отдавайте им свой труд, свою жизнь! Боритесь, бастуйте, накапливайте опыт солидарных совместных действий и силы, берите начальников за горло. И придет день, когда общие собрания работников транспорта, заводов, больниц, школ, микрорайонов и деревень, и их советы делегатов, объединившись, возьмут всю жизнь в свои руки. Саранский завод "центролит" или 1+1=1 Ситуация на крупнейшем в Мордовии (в недавнем прошлом) заводе Центролит характерна для бывшего СССР. Что бы понять, как и почему рабочие оказались в бедственном положении и потеряли работу, стоит поговорить о Центролите. Собственно, на территории этого предприятия сейчас два завода. Один называется ГУП (Государственное унитарное предприятие - Саранский Литейный Завод). Второе - ОАО Центролит (тоже Саранский Литейный Завод). Самое интересное, что у обоих этих предприятий один и тот же директор - Сергей Владимирович Денисов. Он и получает две зарплаты. Вы скажите - как же так? А вот как. В ГУПе работает только один цех. Но оставшиеся на Центролите мощности работают на ГУП. То есть под одной крышей в реальности, конечно, существует один завод. Но, формально, их два. Правда с одним директором. А связанно это с особенностями приватизации Центролита. Центролит был приватизирован в 1992 году его же руководителем, Вячеславом Михайловичем Блиновым. Приватизирован просто и не затейливо - за бесценок. Откуда было бы взятся сотням миллионов долларов у простого советского директора? Не думаете же вы всерьез, что он мог уплатить за приватизацию такие деньги? А завод ведь, до приватизации, был очень крутой. На нем работало 7,5 тысяч рабочих в основном высокой квалификации и 2,5 тысячи ИТР. Этот литейный завод изготавливал детали для автомобильной промышленности. Его партнерами были Челябинский Тракторный и Тольятти. Было и целое море заказов от военной промышленности. На заводе стояло высокоточное оборудование западного производства - американское, немецкое, шведское. За него платили миллоны долларов золотом в 80 е годы. Было и самое современное отечественное оборудование, например расточные станки с числовым програмным управлением (ЧПУ) , отличавшиеся, по словам работников завода, высокой точностью и надежностью. Мощный был завод. Конечно, с военными заказами в 90 е стало туго да и мирное автомобилестроение переживало не лучшие времена. Но такой мощный завод, с возможностями гигантскими, с первоклассными специалистами, мог бы, вероятно, найти много заказов в 90 е годы. Почему бы и нет. В конце концов, мог выполнять заказы иностранных компаний, ведь по своему классу он не уступал самым современным западным заводам аналогичного профиля и был укомплектован преимущественно ЗАПАДНЫМ оборудованием. Но новая (старая) администрация просто не имела таких задач. Она пошла по пути наиболее простому и наименее головоломному. Просто стала втихую разворовывать завод. Во-первых, продавали или меняли по бартеру оборудование. Например, рабочие, и в их числе Павел Игнатьевич Белов, о котором речь пойдет ниже, были свидетелями того, как администрация обменяла на грузовик сигарет дорогостоящий станок. Во-вторых, создавались акционерные компании, на счета которых поступала вся прибыль, которую Центролит получал от все же имевших место быть заказчиков и партнеров. На счетах предприятия ноль рублей - получите и распишитесь, уважаемые господа налоговые инспекторы. А вся прибыль на счетах акционерных компаний, а потом... ну где? В оффшерной зоне на острове Мэн или на Кипре или в Швейцарии... выбирайте сами! Конечно, начались массовые увольнения, с завода выкинули достаточно быстро большинство рабочих. А на сегодняшний день там осталось только 300 человек. Политика эта, ясное дело, привела к тому, что завод обанкротился. Во всяком случае официально. Обанкротили его в 1998 году, а в 1999 передали Фонду Имуществ, тому самому, который под контролем Меркушкина. Дело в том, что на Центролите оставалось еще много импортного оборудования, все еще исправного. И очень-очень дорогого. И вот Фонд Имуществ принял на себя управление заводом. Переименовав его в ГУП. Но при этом, купил он только помещение, ну там стены, пол, потолок. А почти все оборудование по приватизационным документам никак не проходит. Так сказать, в списках не значится. А купили завод-гигант по цене 14 миллионов рублей - это выходит 500 тысяч долларов, или чуть меньше. Ну правильно, платили-то только за помещение. Но оборудование осталось там. Формально оно как бы не существует, или существует, но принадлежит обанкроченному бездыханному Центролиту. А фактически, работает на ГУП. Кстати, все соответствующие приватизационные документы хранятся в надежном месте у Павла Игнатьевича Белова, рабочего Центролита, проводившего самостоятельное расследование. А разграбление завода потихоньку продолжается, оборудование расхищается администрацией. Ну вот, - скажет иной читатель, симпатизирую
Вы можете помочь развитию нашего проекта.

0

Пишите нам на info@antijob.net

Пишите нам на info@antijob.net