О добровольной гиперэксплуатации на «Автофрамосе»

97
О добровольной гиперэксплуатации на «Автофрамосе»
«Стартовая зарплата сейчас 24 тысячи - недавно повышали. А дальше - как работать будешь. Можно и 30 штук заработать, если выходить на дополнительные смены», - рассказывает молодой парень, рабочий московского завода «Автофрамос».

Этот автозавод, принадлежащий компании «Renault», появился на месте АЗЛК в 2005-м году. За это время здесь уже произошло множество событий. Были забастовки из-за низкой зарплаты и высокой степени эксплуатации рабочих, были коллективные увольнения как протест против того же. Все эти проблемы у рабочих «Автофрамоса» остались до сих пор. Те же 5 минут технологического перерыва раз в 2 часа - за это время люди не успевают даже в туалет сходить, та же высокая скорость конвейера, те же сверхурочные, без которых на нормальную зарплату можно не рассчитывать. В ближайшее время дирекция планирует увеличить выпуск машин до 160 тысяч в год, а, значит, интенсивность труда рабочих только возрастет. Почти сразу здесь был создан и тотчас же уничтожен администрацией профсоюз АСМ (ФНПР), в 2007 году был создан новый свободный профсоюз МПРА, который едва не стал массовым (в него входило более 500 рабочих из 2000 трудового коллектива). Потом, однако, и новый профсоюз растерял численность, пережил увольнение председателя профкома, а вскоре и остальных членов профкома, чуть не исчез вовсе, но возродился в 2009 году усилиями работницы Ольги Гущевой, которая стала новым предпрофкома. Правда, ни прежней численности, ни былого влияния профсоюз, увы, не приобрел. Он есть и по сей день, но далеко не все рабочие «Автофрамоса» об этом знают. Впрочем, наш собеседник как раз знает:

«Профсоюз есть, я даже к ним однажды заходил. Но их почти не видно. Они консультируют по вопросам трудовых прав, но сидят у себя в профкоме. По цехам они не ходят, а если бы ходили, если бы интересовались проблемами рабочих, люди бы к ним вступали».

Мы беседуем возле станции метро после второй смены. Молодые рабочие часто после смены задерживаются у ларьков - попить вместе пивка и расслабиться.

«Работа очень тяжелая и напряженная, - поясняют трое сварщиков, - многие у нас не выдерживают: устраиваются на работу и через 3 дня - неделю уходят. Но кто выдерживает, может подняться по карьерной лестнице - здесь за год можно мастером стать».

Как видно из дальнейшего рассказа, на «Автофрамосе», и правда, с этим много проще, чем на старых отечественных предприятиях. Если на том же «АВТОВАЗе» повышения разряда можно ждать годами и, сидя с 3-м, выполнять по факту работу 4-го разряда, и все равно без одобрения мастера ничего не получишь, то на «Автофрамосе» свой грейдер (аналог нашего разряда) можно повышать раз в несколько месяцев, правда, надо на самом деле улучшать свои производственные показатели. А для этого надо работать, не жалея сил и здоровья, и с максимальной интенсивностью.

Текучка на «Автофрамосе» действительно огромная. Ребята сварщики работают здесь около двух лет - «старожилы» по местным меркам. Москвичей на заводе крайне мало, в основном рабочие из Подмосковья и гастарбайтеры со всего СНГ. Впрочем, кто сказал, что «Renault» нанимает гастарбайтеров? По словам рабочих, все неосновное производство обеспечивают рабочими фирмы-субподрядчики. В профсоюзном мире это называется аутсорсинг: некая фирма нанимает рабочих, потом заключает договор с предприятием, куда этих рабочих направляют работать. Предприятие рабочим не платит, оно платит фирме-нанимателю, а уже эта фирма рассчитывается с рабочими. Очень неприятная схема, этот аутсорсинг. Рабочему часто просто не с кого спросить свою зарплату (т.к. наниматель говорит, что ему не перечислили деньги, а дирекция предприятия, где ты работал, тебе лично ничего и не должна). Кроме того, здесь еще и крайне неудобно возмущаться условиями труда, почти невозможно создать профсоюз, ведь любого неугодного рабочего дирекция предприятия, где ты работаешь, может просто заменить на другого - достаточно лишь потребовать такую замену у фирмы нанимателя, зачастую это прямо оговаривается в договоре по аутсорсингу. С «Автофрамосом» работает около 600 аутсорсинговых фирм! Учитывая, что всего на заводе работает примерно 6000 человек, получается, что большинство - по аутсорсингу. А собственно в составе «Renault» работает около 2000 счастливцев. Впрочем, с зарплатой в аутсорсинговых фирмах сейчас не «кидают». После того, как год назад «Renault» перечислила деньги одной такой фирмочке, а дирекция фирмочки рабочим не заплатила - они забастовали, и, прекратив работу на своем участке конвейера, остановили весь завод. Руководству «Renault» пришлось тогда оперативно раскошелиться на зарплату, жуликоватую фирмочку с позором выгнали с «Автофрамоса», рабочих без отрыва от производства быстро расхватили другие фирмочки. С тех пор французы стали куда разборчивее искать партнеров по аутсорсингу - боятся забастовок. Так что зарплату на «Автофрамосе» теперь всем выдают вовремя, и размер определяют по одному стандарту для всех.

Рабочие, рассказывая о заводе, в целом хвалили свою работу. Они всем, в общем-то, довольны. Молодые, сильные, эти ребята, конечно, устают на смене, но могут быстро восстановить силы. Вся эта работа на износ, конечно, скажется на их здоровье - годам к 40, но когда тебе 25 - о таких вещах просто не задумываешься. Ведь там, откуда они приехали, работы практически нет, а 24 тысячи кажутся большими деньгами, которые можно послать молодой жене с ребенком или престарелым родителям. Правда, рабочим «Автофрамоса» приходится еще и снимать жилье в Москве, но обычно они снимают одну квартиру на троих и т.п. - так что выходит даже не очень дорого. А сейчас еще дирекция «Автофрамоса» затеяла строить для рабочих общежитие. Многие надеются получить там место....

Любопытная история поизошла на «Автофрамосе» с тольяттинцами, рабочими «АВТОВАЗА». Покупая «АВТОВАЗ», компания «Renault» стремилась понравиться рабочим, и 600 человек прислали на «Автофрамос» в командировку. Командировочные тольяттинцы были в Москве любимыми гостями: им предоставили бесплатное профпереобучение, поставили работать на новейшей технике, поселили в гостинице, дали зарплаты по 24 тыс. и выше (на ВАЗе хорошей зарплатой считается 17 тыс.) и вообще всячески за ними ухаживали, соблюдали все их права. Когда же командировка закончилась, то многие тольяттинцы пожелали остаться - им разрешили. Вот только все у них теперь, как у всех, - жилье снимай сам, техника - куда поставили, там и работай, права - лучше не заикайся и т.д. Тем не менее, большинство довольно зарплатой и возможностью, пусть на износ, но зарабатывать больше.

Подводить итог здесь довольно просто: «Автофрамос» - успешное капиталистическое производство, где все по классике. Буржуи получают сверхприбыли, отдавая рабочим жалкие крохи и требуя взамен предельную интенсивность труда. Но, поскольку у нас много безработных и, соответственно, уровень зарплат в стране в целом очень низок, рабочие воспринимают свою мизерную на самом деле зарплату чуть ли не как благодеяние от щедрых французов. И за это «благодеяние» они готовы доходить на работе до состояния выжатого лимона, отказываться от отдыха и личной жизни, соглашаясь на все сверхурочные, да еще и радоваться всему этому. Фактически рабочие «Автофрамоса» сами себя превратили в живые станки: их по началу командировочные тольяттинцы так и называли: «люди-роботы». А потом не заметили, как и сами стали такими же «роботами».

Спрашиваю, как же можно так над собой измываться?

« А везде так, - отвечают рабочие, - но в других местах меньше платят».

«А не приходило в голову за себя бороться, потребовать, чтоб интенсивность труда снизили? Просто всем сговориться и прекратить работать на износ?»

«Нет».

Галина Дмитриева

15.06.11
Нам очень важна ваша поддержка
Стать патроном Отправить деньги
2
0


Пишите нам на info@antijob.net
2 Комментариев
Создайте или войдите в аккаунт, чтобы комментрировать