СТАЧКА В САМАРЕ

61
Людмила Рябинина За руль автобуса - под присмотром ОМОНА садились самарские водители, которые пытаются спасти общественный транспорт от ликвидации, объявив бессрочную общегородскую забастовку 9 ноября на улицы Самары не вышел ни один муниципальный автобус. Водители всех городских автотранспортных предприятий объявили бессрочную забастовку. За несколько дней до нее в автобусах водители вывешивали листовки с предупреждением о готовящейся акции и своих требованиях. Это уже вторая забастовка водителей самарских автобусов. Первая состоялась 14 июня, в ней участвовали работники нескольких автопарков, требуя повышения зарплаты, замены изношенных автобусов новыми и нормального снабжения запчастями. Тогда стачка проходила в оригинальной форме: автобусы приезжали на конечную остановку - привокзальную площадь перед железнодорожным вокзалом - и не ехали дальше по маршрутам. В результате площадь оказалась запружена десятками автобусов, движение по прилегающим дорогам стало затруднено. Администрация города тогда пошла на переговоры с бастующими, автобусы уехали с площади, а забастовка была приостановлена. Но прошло лето, настала осень, и обещания администрации выполнить требования стали похожи на пожухлую листву. Зарплата в автотранспортных предприятиях по-прежнему оставалась смешной: около 4 тысячи рублей у водителей и 2 тысячи - у кондукторов. Половина городского парка стоит на ремонте. Но, кроме просьбы "еще немного потерпеть", городская администрация ничего предложить не смогла. Тогда водители стали готовиться к возобновлению забастовки. На этот раз уже общегородской. В стачком вошли водители - представители четырех из пяти автотранспортных предприятий, что является серьезным и новым шагом для трудящихся Самары. Второй важный момент - стачком действовал параллельно с ФНПРовским профкомом, который только в одном из пяти предприятий встал на сторону коллектива и его председатель даже вошел в стачком. На других профкомы остались в стороне от борьбы. Третья особенность ноябрьской стачки - сплоченность, с которой бастовали работники автотранспортных предприятий. Водителей поддержали все кондуктора, а также рабочие ремонтных служб. Администрация пыталась задействовать штрейкбрехеров, но бастующие не дали им выехать на линию. АТП-2. 9 ноября утром ни один автобус не покинул ворот гаража. Водители и кондукторы собрались во дворе и потребовали на встречу представителей администрации. Те приехали, но лишь затем, чтобы уговорить водителей выйти на линию. Естественно, безуспешно. Говорит водитель автобуса, член стачкома Александр Никульшин: - Положение на самом деле критическое. Любой специалист, который владеет хотя бы минимальной информацией, скажет, что если укомплектованность парка людьми составляет 1,2 человека на автобус (при норме 2,1), и люди уходят с предприятий, - то это о чем-то говорит. У нас, у всех здесь собравшихся работников предприятия, единственное мнение: транспорт муниципальный умышленно уничтожают, чтобы лишиться его. Мы терпели, дотерпели до того, что настал момент, когда Губернская Дума начала распределять областной бюджет. Опять городские нужды откинули там на седьмое или девятое место, значит, логика простая: Самаре ничего не будет, нам в том числе... Водители повторили свои требования: повышение зарплаты до уровня 1998 года - это примерно 300 долларов в месяц против нынешних 70, поставка новых автобусов и запчастей, снижение стоимости проезда с трех до двух рублей при отмене льгот на проезд с адресной 100%-ной дотацией нуждающихся категорий населения из бюджета. Однако, не меньше тревожит водителей и конкуренция со стороны частых автобусов - "Газелей", которые ходят по тем же маршрутам, но берут за проезд 6 рублей. (В муниципальных автобусах проезд стоит 3 рубля, благодаря чему этот вид транспорта еще доступен для малоимущих горожан, в отличие от частных микроавтобусов.) Александр Никульшин: - Нас сейчас давит частный извоз, который выгребает последних оставшихся платных пассажиров. Ну это элементарно: мы просто поставлены на грань уничтожения. Муниципальному транспорту остаются одни "льготники", за которых никто не платит. Сейчас федеральный долг Самаре по этой статье превышает 600 млн. рублей. В выигрыше от забастовки пока остался только конкурент муниципального транспорта и объект гнева пенсионеров - частные микроавтобусы. Они в тот день сделали по две, а то и по три нормы. Были сведения, что на некоторых линиях водители "Газелей" брали по 20 рублей за проезд, хотя таблички везде висели прежние - 6-7 рублей. Ситуацию осложняет отсутствие федерального закона об общественном транспорте, в котором могли бы быть урегулированы и проблемы, связанные с частным автобусным транспортом. 9 ноября бастующими встретился глава города Г.Лиманский. Была достигнута договоренность, что конкретные меры по выполнению требований водителей будут предприняты до 20 ноября. А в случае, если обещания, данные городской администрацией, не будет выполнены, общегородская стачка водителей и работников автопредприятий возобновится. И к вечеру часть автобусов вышла на линию, чтобы развести людей с работы. За десять дней практически ничего не изменилось. Была создана рабочая группа по разрешению этой ситуации, в которую вошли представители автотранспортных предприятий и городской администрации, но 19 ноября начальники не захотели пустить на первое заседание этой рабочей группы самих забастовщиков. Те развернулись и ушли, объявив о возобновлении 20 ноября стачки с теми же требованиями: 1) повышение зарплаты до уровня 1998 года, т.е. до 300 долларов; 2) нормальное обеспечение запчастями; 3) недопущение ликвидации муниципального транспорта, т.е. обновление парка автобусов и 100%-ное дотирование из бюджета льготников. Однако, утром 20-го все автобусы вышли на маршруты. Но не потому, что администрация и водители достигли взаимопонимания. Как выяснилось, десять дней приостановки забастовки администрация использовала с толком. В последние дни шла усиленная обработка водителей всех АТП: кого пугали увольнениями, кого - снятием очереди на жилье... А 20 ноября в пять утра в АТП-5 прибыл отряд ОМОНовцев. Несмотря на наличие собственной охраны предприятия, они стали проверять пропуска приходящих и выходящих - как будто на территории автопарка начали действовать законы военного времени... А с организаторами забастовки поступили еще проще. Членов стачкома из АТП-2 Николая Ферафонтова, Рыбакова и Сескутова, которые приехали к своим товарищам из 5-го АТП для координации совместных действий, - ОМОНовцы остановили на дороге, отобрали права (те ехали на личной автомашине одного из них) и увезли их в КПЗ Кировского РОВД. Неизвестно, сколько бы они пробыли там, но стачкомовцы из АТП-2 вовремя забеспокоились, куда пропали их товарищи. Когда они узнали, что их задержала милиция, то они позвонили директору 5-го АТП и сообщили, что не выйдут на линию, пока их товарищей не освободят. И задержанных выпустили без предъявления претензий и каких-либо объяснений. Два часа они пробыли в РОВД, но за это время администрации, благодаря изоляции членов стачкома и прибытию ОМОНа, которое оказало моральное давление на людей, не привыкших работать под присмотром вооруженных милиционеров, удалось поломать стачку. ОМОНовцы пожаловали и в АТП-4, где они тоже "уговорили" водителей выехать из гаража на маршруты. Днем руководитель Департамента транспорта самарской администрации Петр Григоров заявил журналистам: "Нам просто не дают нормально работать. Некоторые лидеры не хотят слышать ничего. Это явно неспроста. В АТП-2 есть подожженые забастовщики, они не хотят слушать и конструктивно работать с нами". Вот, оказывается, зачем водителей возили в КПЗ - чтобы улучшить их слух... И, конечно же, оттуда гораздо удобнее вести конструктивную работу с администрацией. Однако, П.Григоров отрицал, что в АТП-5 был ОМОН. А водители видели его собственными глазами. Наверное, у них еще и со зрением что-то неладно, надо и зрение тоже лечить... Итак, забастовка сорвана, но проблемы водителей не исчезли. По их словам, мэр Самары Г.Лиманский сказал: денег нет, бюджет не утвердили, когда утвердят - тогда все будет видно. Конечно, будет видно - а именно то, что ничего водителям и кондукторам не светит. Не светит в том числе и потому, что когда несколько недель назад депутаты Губернской Думы принимали областной бюджет и распределяли его средства, то они значительно урезали долю, причитающуюся "городу" - как предлагала областная администрация. Протесты трех депутатов (Н.Бобровой, Г.Лиманского и В.Козленкова) по поводу нарушения процедуры принятия бюджета, "погоды" не сделали. Все остальные депутаты не стали спорить с губернатором из-за мелочей, и сделали все так, как ему было нужно. И даже отстегнули по 1 млн. рублей из областного бюджета на поддержку трех самарских частных телекомпаний, которые, видно, совсем отощали. Как же их не подкормить перед выборами в Губернскую Думу - вдруг они совсем ослабели и упадут, не дойдя до финиша предвыборной гонки, не прорекламировав по полной программе удобных самарским властям кандидатов в депутаты... Какие там водители, какие запчасти! А городской транспортный начальник Петр Григоров все шуршит бумагами перед телекамерами и разводит руками: "Вот он наш бюджет... Вот все наши деньги. Вот наши субсидии, наши доходы. Давайте кроить. Нужно и на топливо, и на запчасти... Но не из чего кроить." Так что ясно, что забастовка пока просто откладывается - и "всё еще будет", как поётся в песне... Очень интересный и важный факт с удивлением отметили самарские телекомпании: практически все из опрошенных ими сегодня пассажиров автобусов, поддержали требования водителей и кондукторов и жалели, что забастовка не состоялась. Хотя им бы тогда пришлось идти пешком на работу и по другим делам. А это значит, что стачка водителей действительно стала общегородской не только по охвату маршрутов автобусов, но и по влиянию на умы самарцев. Какое же настроение у водителей и кондукторов после не состоявшейся забастовки? Захожу в автобус маршрута № N- старенький ЛиАЗ, выпущенный в 70-е или 80-е годы. Ощущение такое, будто выхлопная труба выведена в салон, так здесь пахнет отработанным бензином. Автобус громыхает и содрогается всем своим железным существом на каждой асфальтовой выбоине так, как будто у него нет амортизаторов совсем. И вот в этой грохочущей "газовой камере" уже одиннадцатый час ездит кондукторша лет пятидесяти, очень полная, с нервным тиком на лице. Каково ей протискиваться через весь салон по узкому проходу, где стоят пассажиры, и выслушивать колкие и обидные реплики... А не будешь двигаться - выручку не сделаешь. Покупаю у нее билет, чтобы разговориться. Спрашиваю, почему же они вчера не возобновили забастовку, она грустно отвечает: - Да многие засомневались, будет ли толк... Говорю ей:
- Вы молодцы, ваша забастовка - это как маяк, у нас в Самаре до сих пор такой общегородской стачки не было. Она вдруг оживает, улыбается и полувопросительно, но совершенно серьезно говорит мне то, что я никак не ожидала услышать:
- Из искры возгорится пламя?
- Да, хотелось бы, чтобы и ваша искра не затухла, и пламя разгорелось. Зарплата у кондуктора - 2000 рублей. И это при работе по полторы смены через день - то есть двенадцать часов работы, затем полтора суток отдыха и снова двенадцать часов. Хочешь заработать больше - выходи чаще... На мой вопрос, какой у них профком в автотранспортном предприятии, она отвечает: по-простому: - Какой? - Х..ня-муй..! Рассказываю ей, что бывает другой, рабочий профсоюз, которые действуют как их стачком и при этом защищает забастовщиков от увольнений и зависит только от рабочих. Она удивляется и не верит. Приехали на конечную станцию. Перерыв 5 минут. Моя новая знакомая выходит отметиться и глотнуть свежего воздуха - и снова в "газовую камеру", на следующий круг...
Нам очень важна ваша поддержка
Стать патроном Отправить деньги
0
0


Пишите нам на info@antijob.net
Нет Комментариeв
Создайте или войдите в аккаунт, чтобы комментрировать