Принуждают к поддержке «спецоперации» на работе? Угрожают увольнением или уже уволили за гражданскую позицию? Не молчи! Расскажи! Получи помощь!
Олег Алямов о буднях "Вашего досуга" ("РДВ – Медиа")

Олег Алямов о буднях "Вашего досуга" ("РДВ – Медиа")

1 отзыв о работодателе

Олег Алямов о буднях "Вашего досуга" ("РДВ – Медиа")

2010 13 ноября 2008 Москва

Не следует думать, что заметку эту я пишу из мстительных
побуждений, будучи задетым несправедливым
увольнением. Ни чуть не бывало, к героям моего
повествования у меня нет претензий. Я даже, пользуясь
случаем, хотел бы выразить благодарность
руководству издательского дома «РДВ – Медиа», то есть Елене
Михайловне Гавриловой, единолично управляющей огромной
всероссийской издательской организацией. Простилась она со мной
тепло, даже с искренним сожалением,
выплатив в полном объеме выходное пособие (что в стенах «РДВ»
практически не случается). В данном случае к письму меня
подталкивает исключительно исследовательский интерес, поскольку
я не понаслышке знаком с устройством и
обычаями нескольких колоний подобного типа – в первую очередь с
издательскими домами «Коммерсантъ» и «Афиша». «Кой черт
занес меня на эту галеру?!» -- Тем не
менее спрашивал я себя по нескольку раз в день все то время,
пока трудился главным редактором журнала «Ваш досуг». А
продержался я на этом посту почти год –
небывалый по продолжительности срок, исходя из опыта
большинства моих предшественников.

Что же это за гиблое такое место, откуда одни профессионалы пера
увольняются с улыбкой счастливого избавления, другие – на грани
нервного истощения? Сначала широкими
мазками попытаемся передать дух и общие очертания этого
специфического заведения, затем плавно
перейдем к портретированию. Расшифровывается аббревиатура «РДВ»
как «Работа Для Вас». Основной и весьма завидный доход Елене
Михайловне приносит одноименная
газета строчных объявлений, издаваемая во многих городах страны.
Кроме того, РДВ выпускает еще два издания на ту же тему --
«Элитный персонал» и «Куда пойти учиться?». «Ваш досуг» в
этом семействе исполняет роль гадкого, но
горячо любимого утенка, с которым Гаврилова не знает что делать,
но все время что-то делает. Войдя в вестибюль «РДВ – Медиа»,
который следовало бы называть «вахта», всякий сотрудник спешит
приложить свой магнитный пропуск к стойке
охраны. В то же мгновение на мониторе появляется
портрет сотрудника. Такие выражения лиц можно встретить в
личных делах невинно осужденных. Под портретом загорается время
прибытия на работу с точностью до секунды. Процедура повторяется
при уходе с работы. В конце месяца система сводит
воедино посещаемость тружеников в особые табели,
оказывающие влияние и на размеры
зарплаты, и на расположение начальства. В худшем положении
находятся табакозависимые эрдевешники: в
здании не предусмотрены места для курения, а продолжительность
любого выхода за его пределы тщательно фиксируется. Мне так и
не удалось убедить Елену Михайловну в том, что труд
журналиста невозможно оценивать по
количеству отсиженных в редакции часов.

Сходство Издательского дома с режимным предприятием усиливается
по мере знакомства со штатом. Думаю, страсть Елены Михайловны к
дисциплине прежде всего выражается в том, что на всех
руководящих должностях, где только возможно, она желала бы
видеть отставных особистов. Физиономически совещания в
кабинете Гавриловой напоминают планерки в
областной конторе ГБ. Как и в любом издательском доме, в РДВ
есть рекламная служба. Реагируя на ее руководителя, пропускная
система отображает на мониторе художественное фото,
выполненное в специализированном ателье.
Господин Шевченко запечатлен восседающим с прямой
спиной, гордым поворотом головы, закинувшим ногу на ногу.
Освещение и платье тщательно продуманы. Как и все не вышедшие
ростом мужчины, Сергей самозабвенно увлечен своею внешностью. Он
носит трудоемкую бородку несколько интимного вида и
окраса, а на корпоративных вечеринках фигурирует
непременно с сигарой. Устройством и
принципами работы рекламная служба РДВ, пользуясь метафорой
культового поэта Орлова, в точности напоминает каптерку
сержанта Хабибулина. Это когда гвозди лежат в снарядном ящике с
надписью «мыло», а детонаторы в бочках из-под огурцов.
Безусловно, такой подход к делу наделяет
хитрована незаменимостью. На работу
Шевченко ездит на скромном Форде «Фокус».
РДВ – царство АХО
(Административно-Хозяйственный Отдел). Оно имеет замысловатую
разветвленную структуру, управляемую парой бодрых немолодых
персонажей с уставными стрижками. В
отличие от других подразделений, деятельность АХО
безусловна и наглядна. Рядовой состав АХО,
укомплектованный мучимыми похмельем
мужчинами в синих комбинезонах постоянно что-то перетаскивает,
приколачивает, подкрашивает, прикручивает, отмеряет, устраняет.
Бывает, средь рабочего дня в ваш кабинет
входит несколько синих комбинезонов во главе с руководителем:
«Елена Михайловна сказала, что тут у вас
сыростью пахнет, велела устранить,» -- и
комиссия вперяется в решетку вентиляции. Уходят переговариваясь.
Запах остается. Любое простое дело (например просьба выдать
настольную лампу) превращается в долго и трудно решаемую
проблему с составлением заявлений, визированием и
получением многоступенчатых разрешений. О значимости
этого подразделения может
свидетельствовать такой случай. Вызывает как-то Елена Михайловна
меня с двумя моими заместителями и, сдерживая внутренний накал,
говорит: «Вот вы в последнем номере
напечатали статью про Папу римского. Статья неплохая, местами
даже интересная. Но у вас тут написано
одно слово...» (открывает журнал, некоторое
время ищет) «...А, вот. Пон-ти-фик. Что это значит?» Мы
переглядываемся, справляемся с замешательством, объясняем смысл.
«Вы что, думаете что это слово кто-нибудь знает? Вот вы все
знаете что такое...» (еще раз заглядывает в журнал)
«...понтифик?». Мы по очереди
отвечаем утвердительно и в том смысле, что это слово довольно
известное. «Вы людей с собой не ровняйте. Это слово читатели
не знают. Хотите проверим?». Она
снимает трубку. Куда бы вы думали она
звонит? В АХО. Блиц-опрос хозяйственников дает невыгодные для
нас результаты. Мы покидаем кабинет с
распоряжением не использовать никому не понятных иностранных
слов.



Всех сотрудников РДВ характеризует полная атрофия какой бы то ни
было инициативы и животный страх перед Еленой Михайловной. Люди,
работающие с ней годами – добровольные крепостные с
деформированной психикой и самосознанием.
Весь штат РДВ представляет собой коллективную антенну, постоянно
и слаженно отслеживающую малейшие колебания настроения Елены
Михайловны. Бывало, выходишь из ее кабинета, а сотрудник,
ожидающий своей очереди на прием, взволнованным
шопотом спрашивает: «Ну, какое настроение у Михалны?
Можно сейчас с ней разговаривать о
серьезных вещах?»
Елена Михайловна Гаврилова – трудоголик.
В сущности помимо собственной корпорации у нее ничего нет. Ну,
разве что изрядное состояние и фитнес. Не
быть трудоголиком она не имеет никакой возможности.
Свое «РДВ - Медиа» Елена Михайловна выстроила таким образом, что
не поруководи она пару-тройку месяцев,
контора рассыплется в пыль. По сути, она
тоже каптерщик Хабибулин, только складские площади у нее
колоссальные.
Елена Михайловна постоянно думает про
улучшение журнала. Однажды вызывает она меня и сообщает
с видом человека, сделавшего только что значительное открытие:
«Олег, я вот тут подумала, что у нас в журнале не хватает юмора.
Как делают в других журналах? Вот в «Афише», например, пишут про
детский кулинарный кружок: «...если ваш
ребенок не научится печь пироги, то у него хотя бы всегда будут
чистые руки,» - смотрите, потом они ставят точку и пишут фразу
«с этим не поспоришь» и сразу становится смешно. Вот я и
подумала, давайте возьмем разных хороших
журналов и все такие смешные фразы выпишем. А потом будем
вставлять в наши тексты. Как вы думаете?

Я сначала оторопел, поскольку нельзя было поверить, что человек
говорит всерьез, а потом нашелся и выдвинул встречное
предложение: «А давайте, Елена Михайловна, дадим нашим
компьютерщикам задание написать такую программку, которая сама
бы расставляла эти фразы по текстам.» Она мою мысль одобрила, но
до воплощения дело как-то не дошло.
За время работы под началом
Елены Михайловны я так и не перестал удивляться ее запредельному
агрессивному невежеству. Видимо, на входе в ее мозг стоит особый
клапан, не позволяющий проникать никакому гуманитарному знанию.
Тем не менее, она прилежно тянется к
«прекрасному». Редкий вечер она не посещает театр,
концерт, оперу или балет. В РДВ даже функционирует особое
подразделение – PR-служба. В ее задачи входит добывать для Елены
Михайловны билеты в обмен на статьи в «Вашем досуге». Но не в
коня корм. Однажды она яростно, с брызгами слюны отчитывала меня
за заметку о спектакле Някрошуса, на который ее по ошибке
направила PR-служба: «Это очень плохой спектакль! Его
нельзя показывать людям!».
Поежившись от холодной ярости в ее водянистых глазах, я
порадовался, что у нас не 37-й год. Также я получал взбучку,
когда в другой заметке нами была по
достоинству оценена какая-то позорная антрепризная постановка.
Даже заставила писать что-то вроде
опровержения... Та же история с книгами («Почему не пишем
про лидеров продаж?»); с кино («Почему не следим за выходом на
кассетах популярных сериалов?»).


Так к чему же я это все излагаю? Человек со взглядами на
искусство водителя маршрутного такси, необразованность которого
способна вызывать восхищение, руководит старейшим
журналом о культурной жизни столицы.
Противоестественно? Отнюдь. Более того, народ, который заслужил
такого президента и такого премьер министра (вглядывались в эти
лица?) вполне заслуживает такого министра
культуры, как Елена Михайловна Гаврилова. Я бы
назвал эту должность «министр культуры и цензуры». У нее
получится, уверяю.

взято от сюда:

http://favorov.livejournal.com/191572.html
4
71


Пишите нам на info@antijob.net
Нам очень важна ваша поддержка
Стать патроном Отправить деньги
4 Комментариев
Создайте или войдите в аккаунт, чтобы комментрировать