yourCityМосква?
text
not yes

Мониторинг трудовых протестов в России за апрель 2011 года

56
Мониторинг трудовых протестов в России за апрель 2011 года

Представляем нашим читателям мониторинг трудовых конфликтов, подготовленный московским Центром социально-трудовых прав. Мониторинг ведется регулярно с 2008 года. В ходе мониторинга анализируются сообщения из интернет-ресурсов, содержащие информацию о трудовых протестах. С помощью контент-анализа из сообщений выделяется информация о регионе, отрасли, причинах, форме проведения результатах и других параметрах акции протеста, которые затем вносятся в базу данных, обрабатываются и анализируются.

Число акций протеста

В базе данных фиксируются все протестные акции, то есть события, связанные с действиями работников конкретного предприятия или организации по отстаиванию своих социально-трудовых интересов. Минимальной формой протеста является выдвижение сформулированных требований хотя бы по частичному изменению социально-экономической ситуации или трудовых отношений на предприятии (в организации). В качестве инициатора протеста рассматриваются работники (организованные или не организованные в профсоюз), предпринимающие, в том числе и вместе с представителями других групп и организаций, протестные действия. Особо выделяются протестные акции работников, приводящие к полной или частичной остановке деятельности предприятия или организации (стоп-акции). Помесячное количество трудовых протестных акций приведены на рисунке 1, а общие и средние данные в таблице 1.

Таблица 1. Общее и среднее количество трудовых протестов за 2008—2011 годы.

* Примечание к 2011 году: данные за 4 месяца

В апреле 2011 года зафиксирована 21 акция протеста. Это столько же, сколько и в прошлом и меньше, чем позапрошлом годах. Но за счет того, что в первом квартале года показатели общего количества протестов были рекордными, то, и общее число протестов за календарный период, и, соответственно, показатель интенсивности протестов (то есть среднемесячное число протестов за четыре месяца) имеют максимальное значение — 18,5 протестных акций. 2011 год сохраняет звание самого протестного года за весь период наблюдения. Правда, здесь необходимо отметить, что тенденция к помесячному нарастанию общего числа протестов прервалась — в апреле нынешнего года впервые число протестов стало меньше, чем в марте. По абсолютным значениям (21 протест) данные нынешнего года не отличаются от уровня прошлого года. Здесь, скорее сыграли роль аномально высокие значения количества протестов в первые месяцы 2011 года.

Рисунок 1. Динамика числа трудовых протестов, в том числе с остановкой работ за 2008—2011 годы.

Но при некотором снижении интенсивности протестов, одновременно произошло нарастание степени их напряженности. За апрель было зафиксировано 7 стоп-акций, что ниже уровня как, прошлого, так и позапрошлого года. Показатель напряженности протестов (отношение числа стоп-акций к общему числу акций) составил 33 %, что вдвое выше уровня прошлого месяца, но ниже уровня января и февраля текущего года. Если снижение примет устойчивый характер, то это позволит говорить о том, что растет доля «внешних», то есть происходящих в демонстративных и публичных формах акций. Такие акции работники адресуют не только работодателям, но и властям, журналистам, общественному мнению. Обращение к таким демонстративным акциям можно рассматривать как необходимость, вызванную невозможностью ведения диалога внутри предприятия. Жесткая или неконструктивная позиция работодателя заставляет работников, тем самым вовлекать в трудовой конфликт других участников, способных оказать помощь или содействие протестующим.

Рисунок 2. Доля стоп-акций (% от общего числа акций)

Прогноз на май

Апрельский прогноз в отношении общего количества акций протеста не подтвердился. В соответствии с динамикой, сложившейся за предыдущие три года число апрельских всегда превышало число мартовских, но в 2011 году эта зависимость была нарушена. Хотя здесь можно считать падение до 21 акции не столько переломом тенденции, сколько возвращением к нормальному уровню протестности, такому, как в прошлом году. Уже не раз подчеркивалось, что общее количество протестов в первом квартале 2011 года необычно велико. Так что апрельское уменьшение может быть связано с какой-то из двух тенденций. Первая, это возврат к уровню протестности прошлого года, вторая — это какая-то новая тенденция, которая будет означать длительное падение числа протестов.

Но в любом случае, в мае скорее всего будет зафиксирован схожий или даже меньший уровень протестности, на уровне 18—22 акций. Хотя два майских праздника могут сыграть традиционную понижающую роль, благодаря которым число акций уменьшится еще больше. Большое значение будет иметь то, сколько акций протеста будет зафиксировано в июне. В этом месяце, во все предыдущие годы наблюдались пиковые значения числа протестов. Если июньского пика не будет, то значит в 2011 году протестность формируется под влиянием каких-то других факторов, нежели в предыдущие годы.

По поводу стоп-акций и уровня напряженности протестов можно предположить, что число их или не изменится, или немного увеличится. Это связано с тем, что забастовки и остановки работы, как правило, свидетельствуют о радикальных настроениях работников, которые они не могут отложить на какое-то время. Митинг можно перенести на июнь, а забастовка возникает тогда, когда уже терпение закончилось. Поэтому при снижении общего числа акций может произойти рост их напряженности за счет сохранения числа, или даже небольшого увеличения числа стоп-акций. В целом в мае можно ожидать от 6 до 9 таких акций.

Протест месяца

Начиная с марта 2011 года в регулярных обзорах публикуется информация о «трудовом протесте месяца». Это либо наиболее типичная, для данного месяца, либо наоборот, отличающаяся, выделяющаяся по каким-то показателям.

Критерии, которые учитываются при определении «протеста месяца»:

— масштаб акции, для отрасли, для региона, для предприятия;

— количество участников — чем больше участников, тем более выдающийся протест;

— форма проведения протеста. Формы протеста будут рассматриваться с точки зрения того насколько они типичны — или традиционные или наоборот, какие-то особенные;

— причины, приведшие к возникновению протеста;

— результаты протеста.

«Протестом месяца» в апреле следует признать события, которые в прессе называются «итальянской забастовкой на «АвтоВАЗе». Это крайне неоднозначное событие, которое показывает насколько сложно работникам выразить свое несогласие с политикой руководства. Напомним, что в середине апреля появились сообщения о том, что работники одного из цехов «АвтоВАЗа» начали итальянскую забастовку. Сначала говорилось о том, что они работают с пониженным темпом, затем о том, что они перестали оставаться на сверхурочную работу и работать в выходные дни. Причиной такой ситуации стало недовольство работников снятой с них премией за качество, в которой они не были повинны.

Сообщений об этом протесте было несколько десятков, и они ссылались на руководство альтернативного профсоюза «Единство». Буквально сразу же последовала реакция профсоюза АСМ (автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения) и руководства предприятия о том, что на предприятии никакого протеста нет, а это злостные преувеличения со стороны неавторитетного, по их мнению, профсоюза «Единство». Однако, на протяжении второй половины апреля из разных источников поступали сообщения и об акции и об отказе работников трудиться сверх положенного времени и, самое главное, о переговорах по поводу премии. В итоге, появились сообщения о том, что требования работников будут удовлетворены, что оснований для лишения премии не было, а виновные руководители будут наказаны.

Все это позволило считать, что на «АвтоВАЗе» все-таки была акция протеста и случай внесен в базу данных трудовых протестов в России. Другое дело, что, несмотря на десятки сообщений об этой акции, ясности в ситуации не было. В этом проявляется одна из особенностей российских трудовых протестов — работники прибегают не к установленным законом акциям протеста, а к тем, которые способны «расшевелить» начальство. Также уже неоднократно замечалось, что руководство некоторых предприятий серьезно опасается огласки проблем, возникающих у них.

Чаще всего такие руководители стараются либо «задавить» недовольных, используя для этого различные методы, вплоть до противозаконных, либо, если «задавить» не удается, по быстрому все уладить и сделать вид, что «ничего не было». Видимо на «АвтоВАЗе» реализовался второй вариант событий, когда руководство, столкнувшись с настойчивостью и сплоченностью работников, не смогло или сочло нецелесообразным использовать силовой вариант, и предпочло выплатить «зажатую» премию. Работникам вряд ли выгодно уточнять, что там именно произошло, тем более, что судя по сообщениям, своей цели они добились.

Столь неясные и непрозрачные ситуации как нельзя лучше характеризую ненормальность ситуации с трудовыми конфликтами. Не признавая публично того, что между работниками и работодателями возник конфликт или противоречие, руководители загоняют ситуацию в скрытую форму и провоцируют не законные, «эффективные» действия, способные вызвать реакцию. Поиск таких «эффективных» форм воздействия на работодателей способен привести людей к радикальным и необдуманным действиям, вместо того, чтобы в открытой и ясной форме изложить свои проблемы и вместе найти пути решения. А пока состоялась забастовка о которой мало что известно. Но требования одних удовлетворены, а виновники наказаны. Поиск способов «как достать работодателя» продолжается!

Петр Бизюков, Центр социально-трудовых прав

ИА «ИКД»

support
btn.patreon btn.money
1
0


contact.text contact.mail
status.count
login.textlogin.link