Социальная сеть трудовой взаимопомощи
Значительную часть жизни нам приходится отдавать работе. Наше время спрессовывается в обезличенные денежные знаки, которых постоянно не хватает для осуществления наших желаний и потребностей. Antijob - это не только черный список работодателей и отзывы о работодателях, но и место для координации сил в классовой борьбе. Манифест

Председатель профсоюза освобожден от дисциплинарной ответственности за видеообращение к работникам

Тольятти  | 2011-04-30
профсоюзы 

Ранее профсоюз "НАШЕ ДЕЛО" доказал в суде право работников проносить на территорию завода печатные издания. Теперь же и участие в видеосъемке на территории предприятия признано вполне законным. Мы считаем, что это довольно интересный прецедент, так как в нашем информационном обществе аудио и видео записи являют сильным оружием, в том числе и в деле защиты прав работников.

20 апреля Центральный районный суд г. Тольятти, рассмотрев гражданское дело по иску Владимира Жильченко к ООО «Тольяттикаучук», удовлетворил исковые требования работника к администрации своего предприятия.

Таким образом, дисциплинарное взыскание с лишением премии, вынесенное активисту профсоюза «Наше дело» за изготовление видеоролика со своим обращением к рабочим, признаоно судом незаконным. Ранее профсоюз доказал в суде право работников проносить на территорию завода печатные издания. Ниже приводим текст судебного решения.

В судебном заседании представитель истца Писарев И.А., действующий по доверенности, исковые требования поддержал, пояснив, что истец незаконно был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за организацию и осуществление видеосъемки на территории предприятия и размещение видеоролика в интернете. Считает, что работодателем нарушена процедура привлечения истца к дисциплинарной ответственности, не учтена тяжесть проступка, совершение которого работодателем также не доказано. Работодателем не доказан факт изображения на видеоролике истца, осуществления видеосъемки непосредственно им, осуществления данной видеосъёмки на предприятии. Полагает доказанным факт дискриминации в отношении истца, который привлечен к ответственности за то, что является председателем независимого профсоюза, деятельность которого работодателя не устраивает, т.к. об этом неоднократно пояснил представитель ответчика. Просит отменить приказ о применении дисциплинарного взыскания. Поскольку работник привлечен к дисциплинарной ответственности незаконно, у работодателя не было оснований лишить его ежемесячной премии в размере 6694,86 р., которую он просит взыскать. Также не имелось оснований выплачивать единовременную премию в размере меньшем, чем другим работникам, занимающим аналогичную должность, в связи с чем просят взыскать единовременную премию в размере 13100 р., компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей.

Представители ответчика Воронова Н.В. и Ионова Н.Ю., действующие по доверенности, иск не признали, пояснив, что дисциплинарный проступок выразился в том, что истец в нарушение условий правил внутреннего трудового распорядка, о которых ему было известно, умышленно организовал и осуществил видеосъемку на территории предприятия, что категорически запрещено, т.к. предприятие является химическим, а значит опасным. Полагают, что сроки привлечения истца к ответственности соблюдены, и наказание назначено с учетом тяжести совершенного проступка и личности истца. При назначении наказания работодатель учитывал то, что проступок совершен умышленно. Также учитывалось то, что истец является председателем профсоюза, а значит должен нести повышенную ответственность, т.к. должен защищать права работников, а не подавать им отрицательный пример, нарушая трудовую дисциплину. Также учитывалось то, что профсоюз, который возглавляет истец, занимается не профсоюзной деятельностью, а борьбой с работодателем, используя экстремистские методы. Считают, что отсутствуют основания для взыскания ежемесячной премии, т.к. истец законно привлечен к дисциплинарной ответственности. Также отсутствуют основания для взыскания единовременной премии, т.к. выплата и определение размера единовременных премий является правом работодателя, а у суда отсутствуют полномочия для определения её размера. Просят в иске отказать в полном объеме.

Суд, исследовав материалы дела, пояснения сторон и свидетелей, считает, что иск подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: 1. замечание

2. выговор;

3. увольнение по соответствующим основаниям.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Согласно ст. 193 ТК РФ дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.

В соответствии со ст. 3 ТК РФ каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав. Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие- либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств не связанных с деловыми качествами работника.

Не являются дискриминацией установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями, установленными федеральным законом, либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите.

Лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда.

Судом установлено, что приказом № 79/н от 16.12.2010 г. истцу за грубое нарушение п. 6.3 «Правил внутреннего трудового распорядка ООО «Тольяттикаучук», выразившееся в проведении видеосъемки непосредственно на производственной площадке Общества втайне от руководства предприятия, объявлен выговор.

В судебном заседании обозревалась видеосъемка с черно-белым нечетким изображением места съемки и человека, называющего себя председателем профсоюза «Наше дело» Жильченко Владимиром, сообщающем о видеоканале и о целях и задачах данного видеоканала, а также о сайте профсоюза. В соответствии с действующим законодательством на работодателе лежит обязанность доказывания законности привлечения работника к дисциплинарной ответственности и соблюдения работодателем процедуры, в том числе сроков привлечения работника к дисциплинарной ответственности. Суд считает установленным в судебном заседании, что на данной видеозаписи изображен истец Жильченко В.В., являющийся председателем профсоюза «Наше дело», поскольку представители работодателя, допрошенные в судебном заседании свидетели Васильев М.Н., Дмитриева В.В. пояснили, что у работодателя, обнаруживших данную запись в интернете не было сомнений в том, что на ней изображен истец, личность которого им хорошо известна.

Кроме того, изображенный на видеосъемке гражданин представился, назвав свое имя, фамилию и принадлежность к профсоюзу, в связи с чем у суда отсутствуют основания полагать, что в представленной видеозаписи участвует не Жильченко В.В.

Согласно п.6.3. Правил внутреннего трудового распорядка, утвержденных 28.04.2008 г. работникам запрещается проносить на территорию Общества предметы, не связанные с трудовой деятельностью (фото- и видео-аппаратуру, печатные издания, оргтехнику, хозяйственный инвентарь и т.п.); осуществлять фото- и видео-съемку на территории общества.

Суд не может принять во внимание доводы ответчика о том, что осуществление видеосъемки и участие в ней в виде объекта, который снимают, является одним и тем же действием, запрещенным ответчиком, т.к. согласно толкового словаря С.И. Ожигова «осуществлять» означает привести в исполнение, воплотить в действительность, «участвовать» означает принимать участие в чем-нибудь, «сниматься» - всё равно, что сфотографироваться.

Локальным нормативным актом запрещено только осуществление видеосъёмки, но не организация или участие в ней. Также не запрещен проход на территорию предприятия с сотовыми телефонами, позволяющими производить видеосъемку, а наличие такого запрета являлось бы нарушением прав граждан.

Из пояснений специалистов, допрошенных в судебном заседании при решении вопроса о назначении экспертизы и возможности её проведения, видно, что данную видеосъемку мог проводить как сам истец, так и другое лицо, стоящее с ним на одной вращающейся платформе и экспертным путем установить, как именно осуществлялась видеосъемка невозможно, также же невозможно определить каким устройством осуществлялась данная видеосъемка, т.к. это возможно с помощью телефонного аппарата. Также без подлинника невозможно определить время осуществления видеосъемки, а подлинная видеозапись суду не представлена.

Из видеосъемки видно, что на заднем плане за истцом имеются предметы, сложенные друг на друга и похожие на коробки.

При этом суд не может принять во внимание пояснения свидетеля Дмитриевой В.В. о том, что это цех, в котором работает истец, т.к. на видеосъёмке видны зеленые наклейки на коробках, что характерно для продукции цеха, где работает истец, т.к. видеосъемка не является цветной. Суд полагает, что со стороны истца, воспользовавшегося предоставленным ему ст.48 ГПК РФ правом вести дела через представителя, имеющим в силу ст. 51 Конституции РФ право не свидетельствовать против себя, отсутствует злоупотребление правом, о котором заявляет ответчик, желающий получить доказательство в виде пояснений истца.

Оценивая представленные доказательства в совокупности, суд полагает, что ответчиком не представлено достоверных доказательств того, что данную видеосъемку осуществлял непосредственно истец, что данная видеосъемка осуществлялась на территории предприятия.

Суд полагает, что ответчиком не представлено достоверных доказательств не только того, что её осуществлял истец, но и времени осуществления данной видеосъемки, что является существенным обстоятельством при привлечении к дисциплинарной ответственности, поскольку работник не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности позднее шести месяцев после совершения дисциплинарного проступка, в связи с чем юридически значимым обстоятельством является дата совершения проступка, которая судом достоверно не установлена.

Доводы ответчика о том, что о совершении проступка в октябре или ноябре 2010 г. свидетельствует то, что на видеосъемке изображен истец в зимней спецодежде, что запись в интернете была обнаружена в ноябре, что на видеозаписи истец сообщает о видеоканале, который появился в ноябре, суд считает подтверждающими лишь время размещения видеозаписи в интернете, но не свидетельствуют о времени осуществления видеосъёмки. Размещение видеороликов в интернете в соответствии с локальными актами, действующими у ответчика не является дисциплинарным проступком. Кроме того, суд считает, что работодателем, полагающим доказанным факт дисциплинарного проступка истцом, при наложении дисциплинарного взыскания не учтены тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Согласно разъяснениям, данным Пленумом ВС РФ в постановлении от 17.03.2004 г. № 2 в силу статьи 46 (часть 1) Конституции РФ, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности статьи Всеобщей декларации прав человека, статьи 6 (пункт 1) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также статьи (пункт 1) Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной. Учитывая это, а также принимая во внимание, что суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу части 1 статьи 195 ГПК РФ должен вынести законное и обоснованное решение, обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1,2,15,17,18,19,54 и 55 Конституции РФ и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно и дисциплинарной, ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм. В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть пятая статьи 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду. В судебном заседании установлено, что ранее истец дисциплинарных взысканий не имел. Из пояснений представителя ответчика, пояснившего, что учитывалось работодателем, видно, что данный факт, а также отношение истца к труду при назначении наказания работодателем не учитывался, а учитывалось то, что проступок совершен умышленно и, по мнению ответчика, цинично. При этом у ответчика не было достоверных доказательств того, что данную видеосъемку осуществлял истец.

Кроме того, из пояснений представителя ответчика видно, что при назначении наказания работодатель учитывал то, что истец является председателем профсоюза, а значит, по мнению работодателя, должен нести повышенную ответственность, т.к. истец должен защищать права работников, а не подавать им отрицательный пример, нарушая трудовую дисциплину. Учитывалось то, что профсоюз, который возглавляет истец, занимается не профсоюзной деятельностью, а борьбой с работодателем, используя экстремистские методы, что является недопустимым, а на данной видеосъёмке истец призывает к борьбе, распространяя экстремистские призывы. Также при назначении наказания учитывались предыдущие газетные публикации.

Из представленной видеосъёмки видно, что в выступлении истца идет речь о борьбе и защите прав и интересов, о том, что видеоканал поможет освещать «события заводской жизни», «деятельности профсоюза», «прорабатывать на нём различные приказы и другие интересные документы», «поздравить... товарищей с различными знаменательными событиями их жизни».

Несмотря на то, что из данного выступления не видно, о какой и чьей борьбе идет речь, оно не содержит каких-либо противоправных призывов, о которых заявлял ответчик, говоря о содержании статей, не являющихся предметом рассмотрения данного спора.

Из пояснений ответчика видно, что съёмка проводилась на территории опасного химического предприятия, что может привести к неблагоприятным и опасным последствиям не только для завода, но и для города. Однако, из данной видеосъёмки не ясно, где она осуществляется, в кадре сделан акцент на изображение истца, а не на место, где производится съёмка, в связи с чем нельзя сделать вывод о том, что лицом, осуществляющим данную съёмку, преследовалась цель осуществить видеосъёмку каких- либо опасных или секретных объектов с целью причинения вреда ответчику.

Суд полагает не основанными на законе доводы ответчика о повышенной ответственности истца в связи с его руководящей ролью в профсоюзе, оценке деятельности профсоюза, явившимися основными критериями при определении вида дисциплинарного взыскания, что нельзя отнести к определению тяжести самого проступка, совершение которого не нашло подтверждения в судебном заседании. Суд считает необоснованными доводы истца о дискриминации в отношении него в связи с осуществлением им профсоюзной деятельности, поскольку истец не был ограничен ни в каких правах или свободах, а оценка его деятельности как профсоюзного лидера при назначении наказания является, наряду с другими установленными судом обстоятельствами, основанием для признания данного приказа незаконным.

Оценивая представленные доказательства в совокупности, суд считает, что приказ подлежит признанию незаконным, поскольку в судебном заседании работодателем не представлено достоверных доказательств совершения истцом дисциплинарного проступка, соблюдения сроков привлечения его к дисциплинарной ответственности.

В соответствии со ст. 132 ТК РФ заработная плата каждого работника (в которую входят кроме оклада стимулирующие выплаты, в том числе премии) зависит от его квалификации, сложности выполняемой работы, количества и качества затраченного труда.

Судом установлено, что истцу за декабрь 2010 г. выплачена премия КПК и КТЭ в меньшем размере. Из пояснений сторон видно, что размер ежемесячной премии снижен частично, т.к. к истцу было применено дисциплинарное взыскание, что соответствует п.31 Положения «О системе оплаты труда в ООО «Тольяттикаучук».

В результате истцу не выплачена ежемесячная премия в размере 6194,86 р., что ответчиком не оспаривается.

Поскольку приказ о применении дисциплинарного взыскания подлежит признанию незаконным, соответственно, оснований для снижения истцу ежемесячной премии не имеется, и она подлежит взысканию в размере 6194,86 р., который ответчиком не оспаривается.

Судом установлено, что в соответствии с приказом от 22.12.2010 г. работникам была выплачена единовременная премия. Истцу была выплачена премия в размере 1 ООО р.

Истец полагает, что имеет право на получение единовременной премии в том же размере, что и остальные работники, занимающие аналогичную должность, и просит взыскать единовременную премию в размере 13100 рублей.

Суд не может принять во внимание доводы истца о том, что у работодателя имеется обязанность выплатить ему премию в том же размере, что и другим работникам, занимающим аналогичные должности, что его незаконно лишили премии, не смотря на то, что он работал добросовестно.

Из пояснений ответчика видно, что единовременная премия была выплачена работникам, занимающим аналогичные должности в разных размерах, что подтверждается приказом, который исследовался в судебном заседании.

Согласно Положению о системе оплаты труда в ООО «Тольяттикаучук» п. 32 работникам Общества с целью их материального поощрения за достигнутые высокие результаты основной деятельности, образцовое выполнение трудовых обязанностей, продолжительную и безупречную работу, новаторство в труде, в связи с профессиональным праздником могут выплачиваться разовые (единовременные) премии. Одним из принципов системы оплата труда ответчика в указанном Положении, согласованном с профсоюзной организацией предприятия, кроме принципа равной оплаты за равный труд, является положение о том, что каждый рубль должен быть заработан.

В соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель вправе поощрять работников за добросовестный эффективный труд, т.е. выплата премии является правом, а не обязанностью работодателя. Определение размера премии также является правом и обязанностью работодателя. Суд полагает, что в данном случае не правомерно определять размер премии работников в зависимости от занимаемой ими должности и взыскивать премию в размере, выплаченной работникам, занимающим аналогичные с истцом должности, т.к. в соответствии с приказом работники поощрены премией за успехи в работе и личный вклад в достижение высоких показателей при выполнении производственных планов Общества в разном размере, в том числе работники, выполнявшие свою работу и занимавшие одинаковые должности.

Суд полагает, что в соответствии с локальным актом, действующим на предприятии у работодателя должны быть основания для выплаты единовременной премии работнику и при решении вопроса о выплате единовременной премии работодатель проверяет наличие данных оснований, а не наличие оснований для лишения премии, которые необходимы для лишения ежемесячных премий. Решение о лишении истца премии работодателем не принималось.

Суд полагает, что добросовестное исполнение трудовых обязанностей истцом, которое ответчиком не оспаривается, является основанием для выплаты заработной платы и ежемесячных премий, которые истцу выплачивались, но не может быть расценено как особое достижение для выплаты единовременной премии.

Оценивая представленные доказательства в совокупности, суд считает, что правом определять круг лиц, достойных поощрения, и устанавливать размер единовременных премий в зависимости от личного вклада работника наделен работодатель, в связи с чем у суда отсутствуют основания для определения размера премии истцу наравне с другими работниками, при том, что работникам ответчика была выплачена премия в разных размерах, а части работников премия выплачена не была.

В соответствии со ст. 237 Трудового кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Поскольку судом установлен факт нарушения трудовых прав истца, неправомерными действиями работодателя, суд считает обоснованными требования о компенсации морального вреда.

Однако, по мнению суда, сумма компенсации в размере 10000 рублей является несоразмерной причиненному работодателем моральному вреду. С учетом обстоятельств дела, а именно характера и объема, причиненных истцу нравственных страданий, повторения одного и того же нарушения работодателем суд находит возможным взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 500 рублей.

Поскольку в силу ст. 333.36 Налогового Кодекса РФ истец при подаче иска был освобожден от уплаты государственной пошлины, то указанная госпошлины подлежит взысканию с ответчика.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела и гос. пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ подлежит взысканию с ответчика в доход государства гос. пошлина пропорционально удовлетворенной части исковых требований в размере 400 руб. Руководствуясь ст.ст., 192-198, ГПК РФ, суд РЕШИЛ:

Иск удовлетворить частично.

Признать незаконным приказ ООО «Тольяттикаучук» № 79/н от 6.12.2010 г. «О применении дисциплинарного взыскания».

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Тольяттикаучук» в пользу Жильченко Владимира Владимировича премию в размере 6 194,86 рублей, компенсацию морального вреда в размере 500 руб., а всего взыскать 6694,86 рублей.

В остальной части иска отказать.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Тольяттикаучук» гос. пошлину в доход государства в размере 400 рублей.

Решение может быть обжаловано в Самарский областной суд в течение 10 дней со дня принятия решения в окончательной форме через Центральный районный суд г. Тольятти.

Решение в окончательной форме принято 25 апреля 2011 г.

Источник: http://delo-nashe.ru/

+1 0 -1




Комментарии


Добавить комментарий



Добавить информацию в черный список