Ваш город Москва?
Мы будем показывать отзывы в выбранном городе
Нет, другой Да

"Разгулов". Подавать еду, оставаясь голодной

60
"Разгулов". Подавать еду, оставаясь голодной
Однажды я решила работать. Вернувшись из летнего путешествия, я начала дотошно и методично просматривать сайты и газеты с объявлениями. Наиболее подходящим вариантом оказалась работа официантки: там, мол, и студентов охотно берут, и график гибкий, и зарплата около двенадцати тысяч (по крайней мере, в объявлении значилось именно так).

Я позвонила в довольно мажорный иркутский общепит и пошла на собеседование. Там даже мой паспорт посмотреть не захотели (а вдруг мне восемнадцати нет? Как на работу принимать меня?). Пообещали 28 рублей в час и график работы три через три. Кофейня работает с десяти утра до десяти вечера по будням, до двенадцати в пятницу и с двенадцати до двенадцати в выходные дни. Рабочий день, следовательно, - от двенадцати до четырнадцати часов. К сказочной почасовой оплате прилагаются два процента с обслуженных тобой столов. У каждого официанта своя карточка для электронной программы заказов Rkeeper. Получить её можно, сдав меню шеф-повару, а до тех пор ты стажёр и никаких процентов тебе не светит. Пользуешься стажёрской карточкой. Меню мне за месяц моей работы даже не дали. Администратор каждый раз отговаривалась следующей неделей, которая никогда не наступала.

А теперь понеслась! Приходить нужно не к десяти, а раньше: переодеться в форму, полить цветы, открыть окна, выставить посуду с мойки. Оказывается, в обязанности официантов входит не только подача еды и приведение столов в божеский вид после того, как «гости» откушали. Нужно делать ещё массу монотонной и тяжёлой работы.

Например, нужно натирать посуду на мойке. Она не успевает высыхать сама, поэтому нужно вытирать массы тарелок и столовых приборов. Они скользкие, а в массе своей ещё и тяжёлые. Натёртую посуду нужно ставить на стол, где повара отдают еду, а приборы и чайные пары – выносить в зал на «стэйшн» - то место, где тусят официанты в ожидании гостей. Приборы нужно «крутить» - заворачивать в салфетки в определённом порядке. После смены ты тотчас же домой не уйдёшь: нужно натереть все столы полиролью, заполнить сахарницы, перечницы и солонки, в стотысячный раз накрутить приборы и натереть посуду. Потом переодеваемся и хромаем к выходу, ждём машину, и дядя Сёма развозит нас по домам. Я живу на окраине, поэтому домой никогда не приезжала раньше половины первого: поесть, помыться, постирать прокуренную форму и спать. А в половине десятого уже надо на работу. С утра, после двенадцати часов на ногах, чувствуешь себя русалочкой из сказки Андерсена. Каждый раз, когда нога касается земли, испытываешь нечеловеческую боль, похожую на удар током. А стоять нужно ещё двенадцать часов.

Как я успела понять, общепиты страдают текучкой кадров из-за свинского отношения администрации к персоналу. Поскольку все официантки – студентки, в первой половине дня работать абсолютно некому. В сентябре у меня ещё не начались занятия, поэтому я вкусила радости одиночества на работе сполна. Ты один на двадцать столов, не умеешь ни хрена, потому что работаешь без году неделя. Когда наступает обед, люди валят валом, а ты, бедняга, носишься между столами и пытаешься ничего не забыть. Паста (по-русски – макароны) живёт две минуты, пока на ней не расплавился сыр. Не вынес с кухни – покупаешь. Капучино и остальной кофе с пеной живёт полминуты. Не вынес с барки – покупаешь. Случайно забил в «кипер» не то – покупаешь. Покупаешь всё, короче. Система штрафов драконовская. Опоздал на работу – штраф. Пользовался мобилой в зале – штраф. Ругался матом – штраф. Не вышел на работу – штраф в полторы тысячи рублей! Остальные цифры просто уже не помню. За нетрезвый вид тоже штраф был. За появление в зале в нерабочее время – чудовищный штраф.

Если у тебя выходные, это не значит, что ты будешь отдыхать. Тебе могут позвонить и попросить выйти, потому что людей всегда не хватает. И если ты выйдешь, не обязательно, что тебя отпустят раньше десяти вечера. Я выходила на работу из чувства товарищества, вспоминая, как сама зашивалась и не успевала бегать между кондитерской, горячим и холодным цехом и залом.

За те двенадцать часов, что ты проводишь на работе, можно ни разу не присесть. Или присесть лишь на пять минут, натирая посуду на мойке. За весь день, таскаясь с тарелками, можно ни разу не поесть: нет времени или повара захлёбываются в собственной важности и не хотят утруждать себя, накладывая тебе еду. Каждый раз приходится объяснять про «еду без мяса, пожалуйста-пожалуйста», потому что никто не слышал о вегетарианстве. Объяснять свою причуду легче аллергией на мясо, как бы невероятно это ни звучало.

Высокой культуры от работников общепита ждать не приходится. Один из поваров не мог промолчать о моих тоннелях при виде меня ни разу, администратор выражала свои претензии исключительно на повышенных тонах, даже мойщица посуды орала по какой- то причине. Бармены игнорируют просьбу сделать пожалуйста кофе для столика такого- то, потому что они такие крутые бармены, а ты тут всего вторую неделю. Такая работа не располагает к стабильному эмоциональному состоянию никого. Моё терпение лопнуло после генеральной уборки, первого октября. Да, в обязанности официантов входит ещё и убирать проклятую жральню раз в месяц, драить мебель, хреновы солонки-перечницы, люстры, подоконники. Даже если у тебя в этот день выходной.

В начале месяца составляется новый график. Так, у меня получилось две смены подряд без выходных: шесть дней кромешного двенадцатичасового ада! К тому же, нам огласили новые правила работы, услышав которые, я не захотела показываться в треклятом «Разгулове» раз и навсегда.

Суть состояла в том, что нам предстояло вместе с счётом выносить гостям специальные анкеты, где они должны были оценивать нашу работу по сколько-то там балльной шкале. Тот, кто наберёт лучший балл, будет старшим официантом и будет получать целых три процента с каждого чека, на целый процент больше! И ради этого предстоит сражаться в скорости забега к столу, чтоб обслужить как можно больше людей и получить лучший балл.

Что меня возмутило, так это то, что девочки были не против этой попытки разжечь между нами конкуренцию! У них горели глаза от мысли о повышении зарплаты, каждая обещала работать как можно лучше. Почему у них не возникло мысли о том, что нас дурачат, заставляя больше вкалывать, чтобы на выхлопе получить один ничтожный процент?! Никому в голову не приходит, что конкуренция портит отношения: ещё до этих новых порядков официантки пеняли друг другу, мол, хватаешь столы, никого не подпускаешь. В итоге официанты не помогают друг другу, а стараются потопить друг друга, видя в напарниках конкурентов. Уродливый капитализм, и люди так легко идут у него на поводу. В общем, на этом моя работа в общепите закончилась. Зарплата за отработанный месяц составила три с половиной тысячи рублей. Чаевых и то было больше.

Короче, работать в сфере общественного питания никому не советую. Поберегите драгоценное тельце, силы и нервы)
Нам очень важна ваша поддержка
Стать патроном
15
0


Пишите нам на info@antijob.net
15 Комментариев
Создайте или войдите в аккаунт, чтобы комментрировать